Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:03 

"Быть самим собой", авторский текст

Thousand roads




Название работы: Быть самим собой
Тема работы: "Но ведь не может быть так, чтобы среди тысячи дорог не нашлось верной!" (А. и Б. Стругацкие).
Тип работы: фанфик + иллюстрации
Автор: Poco a poco
Бета: talu-la
Иллюстратор: ladunya14
Оформитель: What can i do
Размер: миди ( ≈ 15 тыс. слов)
Персонажи/пейринги: Шерлок, Майкрофт, Спок, Джеймс Т. Кирк, Кристофер Пайк
Категория работы: джен, броманс
Жанр: фантастика, кроссовер сериала Sherlock BBC и мира "Стар Трек"
Рейтинг: G-PG
Тип: приключения тела, приключения духа
Дисклеймер: Нам ничего не принадлежит, кроме нашего времени.
Саммари: Шерлок может с одного взгляда определить профессию и прошлое каждого человека, но что он может сказать о себе самом? Зеркала лгут, но не лгут друзья, помогающие нам постичь собственное "я" и пережить муки этого постижения.
Примечания: 1) текст написан командой Thousand roads для Фиалочного феста,
2) текст содержит три иллюстрации: в главах 2, 4 и 5,


3) к фанфику написан небольшой сиквел "Крылья памяти" по заявке читателя julia-sp в бонусной выкладке команды.

Ссылка на скачивание полного текста работы: в формате doc


Глава 1


— Кадет Кирк. Вас вызвали в качестве свидетеля инцидента, произошедшего между кадетом Шерлоком и кадетом Финниганом. Отвечая на вопросы комиссии, придерживайтесь фактов, описывайте только то, что видели и слышали сами. Это понятно?

— Так точно, капитан Пайк.

— Поскольку я возглавляю настоящую комиссию, в течение всего расследования обращайтесь ко мне «председатель».

— Да, председатель.

— Это не суд, к присяге мы вас не приводим, но позвольте напомнить, что от офицера Звёздного флота, каким вам вскоре предстоит стать, комиссия ожидает ответов, в которых факты не искажаются и не замалчиваются, каковы бы ни были ваши личные пристрастия. Замечу также, что ксенофобии не место в этих стенах.

— Я всё понял, председатель, — молодой человек смотрел синими, как июльское небо, глазами, честнее которых не найти было не то что в Академии — во всём альфа-квадранте. Но капитан Пайк слишком давно и слишком хорошо знал Джима Кирка, чтобы верить в его простодушную готовность играть по чужим правилам.

— Итак, кадет Кирк, мы выслушали кадета Финнигана, кадета Шерлока, а теперь хотим выслушать вас как свидетеля и непосредственного участника событий.

Джим хотел было опереться руками о кафедру, так как после вчерашней потасовки ещё чувствовал недомогание, но сдержался, чтобы не показать слабость Пайку и не раздуть эту историю до «избиения сиротки Кирка наглым старшекурсником». Он никак не мог избавиться от этого ужасного прозвища. Он не помнил уже, кто первый назвал его сироткой, давно научился справляться с гневом, но не с холодом и пустотой, которые охватывали его каждый раз после таких слов.

— В субботу вечером я и кадет Финниган стояли в сквере у общежития. Мы затронули в беседе некоторые аспекты генетики и эволюции. Мы увлеклись и стали говорить слишком громко для такого тихого места. Это был обыкновенный научный спор, в ходе которого мы были близки к тому, чтобы перейти на личности, как это зачастую случается при научных спорах.

— Аспекты генетики и эволюции, вы говорите. Кадет Финниган сказал, что вы сравнили его с представителями малоразвитой планеты, на которой едва зародилась разумная жизнь.

— Мне очень жаль, что я так сказал. Я не считаю ни одну разумную форму стоящей выше или ниже человека в интеллектуальном, культурном или духовном плане. Используя название другой разумной расы в качестве бранного слова, я допустил неполиткорректное высказывание и хотел бы принести за это свои искренние извинения.

Джим не зря сотрясал воздух, сплетая слова в подобные формулировки. За расизм можно было вылететь из Академии с любого курса и при любой успеваемости. Объединённая Федерация планет переросла стадию временного военного союза, этап взаимной настороженности. Начался обмен технологиями, иные расы допускались в те сферы, куда ранее ход им был закрыт. Последние несколько лет Академия Звёздного флота принимала в свои ряды представителей других миров, зачастую недавних врагов, и курсантам-землянам пришлось отказаться от кухонного патриотизма и популярных анекдотов типа: «Однажды человек, клингон и вулканец оказались на необитаемой планете класса М».

— Что произошло дальше, кадет Кирк?

— Финниган произнёс несколько фраз, которые я не хотел бы здесь повторять, так как они касаются не только меня. Признаю, что я вышел из себя и мог бы начать драку, но в этот момент к нам подошёл кадет Шерлок. Он посмотрел на Финнигана и по нескольким деталям его внешности и одежды, а также по особенностям поведения сделал ряд блестящих предположений, опираясь исключительно на логику.

— Вы можете воспроизвести речь кадета Шерлока?

— Едва ли. Разве что в общих чертах. Шерлок сказал среди прочего, что Финниган с переходом в следующую весовую категорию чувствует себя неуверенно и потому подумывает о приёме запрещённых препаратов, чтобы набрать форму к чемпионату по боксу. В первую очередь я подумал, что это фокус, трюк, что Шерлок подслушал разговор в раздевалке у спортзала или заглянул в дневник этого крети… Прошу прощения, председатель.

— Что же вы подумали во вторую очередь?

— Я был удивлён и уставился на него с открытым ртом, да и Финниган выглядел не лучше моего, даже ругаться перестал. Второй мыслью было… Понимаете, я вспомнил слухи, которые ходят о вулканцах, и в ту минуту я был готов в них поверить, во все, даже в самые невероятные. Я допустил возможность того, что Шерлок прочёл мысли Финнигана — в прямом смысле этого слова.

— Вы хотите сказать, что вулканец вторгся в разум человека, не имея на то осознанного согласия, после чего предал огласке конфиденциальную информацию, полученную преступным путём.

— Я совсем не это хотел сказать, председатель. Видя, как разозлился на слова Шерлока Финниган, я на миг подумал, что так точно угадать мысли возможно, лишь прибегнув к телепатии или заполучив файлы психотерапевта, либо личного тренера. Я тоже разозлился, так как не для того Земля заключала союз с Вулканом, чтобы нам становиться подопытными крысами на лабораторном столе чужих, и тем более не для того, чтобы инопланетяне насаждали здесь свою этику. В общем, я уже был на взводе после спора с Финниганом и, наверное, ударил бы кадета Шерлока, чтобы помешать ему проделать со мной тот же фокус, что он проделал с моим товарищем. Но я передумал.

— Что же вас остановило?

— Во-первых, Финниган не остался бы в стороне, а двое на одного — это неспортивно. Во-вторых… Председатель, сэр, это не связано с моим особенным отношением к другим расам, я не испытываю отвращения или брезгливости к их анатомическим или физиологическим отличиям от людей, не боюсь их и не ненавижу. Я лишь подумал, что если мои руки будут перепачканы жижей, которая вулканцам заменяет кровь, то это будет выглядеть со стороны как личная месть всем остроухим и зеленокровным за гибель моего отца. Эта драка привела бы к многочисленным проверкам моей психологической пригодности для работы в космосе, и сам факт таких проверок не лучшим образом отразился бы на моём личном деле.

— И тогда вы обрушили свой гнев на Финнигана?

— Случилось совсем другое, председатель. Я дёрнулся к Финнигану, чтобы попытаться предотвратить драку, я не сомневался, что уж он-то руки при себе держать не станет. Финниган пробормотал нечто невнятное, кажется, «ублюдочный ксенофил», но за точность не поручусь, и нанёс мне прямой удар в челюсть. Это был прекрасно проведённый профессиональный удар. Обязательно сделаю ставку на Финнигана во время чемпионата по боксу. Я не ожидал атаки, упал и при падении абсолютно случайно ткнул носком ботинка в коленную чашечку Финнигана, а потом, будучи несколько дезориентированным, нечаянно угодил ему в ухо локтем.

— Кадет Кирк, прошу вас строго придерживаться фактов, а также их очерёдности. Кадет Финниган заявил, что кадет Шерлок применил по отношению к нему не только телепатию, но и вулканский шейный захват, лишив его способности сопротивляться, после чего вы нанесли Финнигану жестокий удар локтем в голову. Вы можете подтвердить или опровергнуть эти заявления?

— Я уже в точности изложил все факты. Шерлок действительно протянул руку и взял Финнигана за плечо, но уже после того, как я нанёс злосчастный удар локтем, и сделал он это лишь для того, чтобы придержать его, не позволить ему упасть и удариться головой о кованую решётку, окружающую Фонтан Славы.

— Кадет Кирк, вы не выгораживаете сейчас кадета Шерлока по личным причинам, скрытым от комиссии?

— О, да, я влюбился в него с первого взгляда, — произнёс Джим с преувеличенной аффектацией, прижал ладонь к сердцу и прикрыл глаза, изображая небесное блаженство.

— Комиссия просит вас воздержаться от ироничных замечаний, анекдотов и театральных представлений.

— Прошу прощения, председатель. Никаких особых обстоятельств не существует, — Джим устал, голова гудела, но он с уверенным видом стоял под сверлящими взглядами четырёх человек и двух вулканцев. Одно лицо было ему незнакомо: этот вулканец не был ни преподавателем Академии, ни капитаном Звёздного флота, но держался с такой надменностью, словно от него зависела межпланетная политика Федарации на галактическом уровне. Каким ветром его занесло в комиссию, разбирающую мелкую ссору кадетов, в которой никто по сути и не пострадал, Джим не мог уразуметь.

— Вы свободны, кадет Кирк. Комиссия объявляет перерыв на час, после чего будет вынесено решение о необходимости наложения дисциплинарного взыскания на участников инцидента.


***

Через час, когда кадетов отпустили восвояси, ограничившись устным выговором всей троице без занесения в личное дело, в кабинете у капитана Пайка расположились двое: сам Пайк и давешний надменный вулканец.

— Я впечатлён твоим подопечным, Кристофер, — вулканец вертел в руках предложенный ему стакан с виски, но не торопился отпивать.

— А я твоим, Майкрофт. Зачем тебе понадобился этот спектакль? Ну, подрались мальчишки, наябедничали друг на друга. Никто не собирался предъявлять твоему Шерлоку серьёзных обвинений. Ты же раздул из мухи слона.

— Я горжусь свободным владением двумя-тремя языками иных рас, в том числе человеческим стандартом, но признаюсь, что некоторые твои выражения до сих пор ставят меня в тупик. Ты считаешь, что я, используя азотно-кислородную смесь, изменил генетический код животного и совершенно перестроил его тело, одновременно укрупнив?

Пайк засмеялся, усаживаясь в соседнее кресло.

— Как в старые добрые времена. Поверить не могу, что я раз за разом покупался на все твои штучки. Каким же идиотом я казался тебе тогда!

— Нет, Кристофер. Я всегда высоко ценил твои умственные способности, и особенно — интуицию. Ты опекаешь этого мальчика, Джеймса Кирка. Почему? Вопрос не праздный.

— Разумеется, ты не прервал бы переговоры с андорианцами, только чтобы поболтать со старым другом или топнуть ногой на младшего родственника.

— Переговоры не были прерваны, стороны лишь взяли паузу на обдумывание новых договорённостей. Я воспользовался случаем навестить Шерлока, о котором неустанно беспокоюсь, к тому же на него подали такую неприятную жалобу. Итак, ты готов поручиться за Джеймса Кирка? Или тобой движут сентиментальные воспоминания о погибшем друге?

— Чего ты опасаешься?

— До меня дошли сведения, что Шерлок выбрал Кирка в качестве ассистента в подготовке проектов по химии и физике. Если его обязали работать в паре, это означает лишь одно — эксперименты опасны. Он мог выбрать любого идиота, лишь бы тот не лез в его дела, стоял в стороне и по окончании молча получил не заслуженную им высокую оценку и строчку в диплом. Но Шерлок не терпит идиотов. Я посмотрел сегодня на этого Кирка — изворотливый проходимец с младенчески-невинными глазами. Он манипулировал комиссией с такой ювелирной точностью, словно… — вулканец замялся, подбирая сравнение.

— Словно ты сам, Майкрофт, — Пайк широко ухмылялся, наблюдая за неуловимой сменой выражений на малоподвижном лице друга. — Должно быть, я питаю слабость к изворотливым проходимцам, как ты полагаешь?

— Кирк так ловко разыгрывал из себя самого обыкновенного кадета, драчливого мальчишку, трясущегося за своё безупречное личное дело, свято блюдущего интересы человечества, но истово прислушивающегося к наставникам, провозгласившим курс на многорасовое общество; все его якобы случайные оговорки и простецкие словечки были так изящно просчитаны и выверены, что даже Спок купился, как мне показалось. Если бы Спок не был вулканцем, то я бы сказал, что он попал под обаяние этого хитреца Кирка: он решительно высказался за прекращение разбирательства и против каких-либо санкций. Но как говорите вы, люди, никакое доброе дело не остаётся безнаказанным: Кирк ещё столкнётся со Споком, например, на "Кобаяши Мару", помяни моё слово.

— Майкрофт, я никогда не видел тебя таким обеспокоенным, уж прости, если я задел твою вулканскую гордость. Даже в те дни, когда Вулкан находился под угрозой физического уничтожения, ты сохранял абсолютное хладнокровие.

— Ты был тогда молод и неопытен, Кристофер, все вулканцы казались тебе бесчувственными роботами. Понадобилось время, чтобы ты изменил своё мнение обо мне и о моём народе. Но теперь я могу тебя поздравить — ты отлично сработался со Споком, который стал фактически твоей правой рукой во всех делах.

— Ты прав. Скажи в точности, о чём ты просишь.

— Дело в том, что обычно приходится защищать окружающих от Шерлока — и Шерлока от самого себя, конечно. Но сейчас я впервые хочу защитить Шерлока от кого-то другого. Непривычное чувство. Я бы нашёл способ прекратить их отношения, но не хотел бы вмешиваться в твои планы относительно юноши, чей отец погиб, сражаясь за Вулкан. Поэтому я спрашиваю тебя: как мы поступим с этими молодыми людьми?

— Майкрофт, я восхищаюсь твоим умением не просто заставить людей делать то, что тебе нужно, но убедить их в том, что они сами предложили тот или иной план действий. Я страшно скучал по тебе, дружище. Ты полегче там с андорианцами, хотя они немало крови у нас попили на пути продвижения к миру.

Майкрофт едва заметно улыбнулся и наконец отпил из стакана небольшой глоток янтарного напитка.

— Каков будет твой ответ, Кристофер?

— Я, как и ты, считаю, что эта дружба пойдёт на пользу им обоим. Разумеется, я не только сам присмотрю за твоим родственником, но и подключу к этому Спока. Похоже, Спок скорее прислушается к моей просьбе, чем к твоей, не так ли?

— Не могу выразить словами, насколько я тебе благодарен. А теперь давай сделаем то, что у нас всегда так хорошо получалось: сыграем в желчного дядюшку и благодушного папеньку. Вызывай наших пиратов на ковёр.

Глядя в ледяные глаза надменного вулканца, Кирк выслушал его пространные предостережения об опасности водить компанию с Шерлоком — этим генератором неприятностей для всех и вся, совершенно неуправляемым эгоистичным гением, не способным считаться ни с чьими интересами и потребностями, кроме своих собственных. Кирк хотел было возразить, но вовремя взглянул на Пайка и прочёл на его лице просьбу промолчать. Пайк кивком попросил Джима задержаться в приёмной.

Следом в кабинет зашёл Шерлок. Майкрофт начал с того, что передал Шерлоку подарок от матери — раритетный томик древневулканской поэзии. Шерлок бережно принял свёрток, губы его дрожали. Пайк не знал и, пожалуй, не хотел знать, что для молодого вулканца, добровольно покинувшего свою планету, своих родных и близких, значила эта книга. Затем Майкрофт откашлялся и повёл речь о том, что Шерлок выбрал не самого подходящего ассистента для своих опытов по военной химии, но наткнулся на стену упрямства и выслушал просьбу не совать нос в чужие дела. Коротко попрощавшись с капитаном Пайком, Шерлок круто развернулся на каблуках и покинул кабинет. В приёмной он наткнулся на Джима.

— Скрипку терпишь? Я играю, когда думаю. Иногда молчу по многу дней, — глаза Шерлока лихорадочно блестели.

— Ты предлагаешь занять нам один блок в общежитии? Почему?

— Потому что влюбился в тебя с первого взгляда, как и ты в меня.

Они посмотрели друг на друга и засмеялись, сначала тихо, а потом всё громче, до слёз из глаз и до колотья в боку. Когда веселье поутихло, к ним вышел Пайк.

— Молодые люди, надеюсь, никаких недоразумений между вами не осталось?

— Нет, сэр. Более того, мы собираемся вместе поселиться.

— Я рад, Джим, что тебя больше не страшит участь лабораторной крысы. И надеюсь, что впредь не услышу от тебя расистских высказываний, — капитан повернулся к Шерлоку. — Я давно нахожусь в дружеских отношениях с вашим родственником и уверен, что найду для него нужные слова. Препятствий с его стороны не будет, разве что небольшие неудобства.

— Майкрофт не способен на дружбу.

— По всей видимости, из каждого правила есть исключения — даже в случае с Майкрофтом. Можете идти.

Молодёжь давно спала после насыщенного событиями и эмоциями дня, а в кабинете Пайка долго ещё горел свет. Беседа, шахматы, лёгкий ужин, снова беседа, затем молчание в память об ушедших — всё это он разделил с вулканцем, который для него не был ни надменным, ни бесчувственным, который снял мантию политика и позволил себе на несколько часов стать чьим-то другом.


Глава 2


Джим проснулся по сигналу будильника, сел, не открывая глаз, и с удовольствием потянулся. Он вернулся довольно поздно: после кино и танцев он долго гулял с тремя милыми девушками, которые оказались щедрыми на поцелуи и другие приятные пустячки. Когда он добрался до своего блока в общежитии, Шерлок уже спал, лёжа на спине и скрестив руки на груди — Джим никак не мог привыкнуть к его манере отдыхать и время от времени порывался проверить, всё ли с Шерлоком в порядке, но сдерживал себя.

Это утро начиналось, как и многие другие: Кирк умылся, побрился, почистил зубы и заглянул в комнату к соседу спросить, к которому часу тот собирается на занятия и не желает ли вместе позавтракать. Шерлок, который обычно поднимался раньше Джима, не шелохнулся, одна его рука беспомощно свесилась с края кровати, на полу валялся смятый клочок бумаги. На журнальном столике около раскрытого старинного томика вулканской поэзии, страницы которого были сделаны из неведомого материала, одновременно напоминающего кожу и шёлк, лежало изображение смеющейся девушки с изящными заострёнными ушками и тонкими, изогнутыми вверх бровями. Всем было известно, что вулканцы не проявляют эмоций никогда, даже оставаясь наедине с собой. Но Шерлок явно не вписывался в этот стереотип. Может, это семейная черта, и на фото его сестра? Джим сделал шаг вперёд и тут же заметил на тумбочке у кровати стакан с водой и пустой коричневый пузырёк из-под лекарств. Его мысли ещё не успели до конца оформиться, как он кинулся к другу, схватил его за плечи и встряхнул — никакой реакции. Джим попытался нащупать пульс, прикладывал свои дрожащие пальцы к бледной шее, но никак не мог найти бьющуюся ниточку жизни. Он вскочил, ударил кулаком в панель интеркома — в общежитиях Академии Звёздного флота не так давно установили систему связи, схожую с используемыми на космических кораблях — и, как только ответил дежурный, чётко произнёс:

— Срочно бригаду врачей в блок 221 Б, кадет Шерлок не подаёт признаков жизни. Пытаюсь оказать помощь.

Прервав связь, он вернулся к товарищу, распахнул его свободное одеяние, больше походившее на халат, чем на пижаму, и приложил ухо к груди — сердце не билось, кожа казалась неестественно холодной. Джим размахнулся и изо всех сил ударил Шерлока по лицу. Почему он так поступил, он и сам не знал. После третьего удара веки вулканца дрогнули, висевшая до сих пор плетью рука медленно поднялась, длинные пальцы коснулись уголка приоткрывшегося рта, стирая тонкую струйку зелёной крови. За дверью послышался шум торопливо приближающихся шагов.

— Джим… — он указал взглядом на журнальный столик.

Сначала Джим быстро подобрал обрывок бумаги с пола и положил в карман, затем закрыл книгу, сунув в неё фото смеющейся инопланетной красавицы, и едва успел поставить томик на полку, с трудом затолкав между справочниками по военной химии и криминалистике, как в комнату вбежали медики и обступили кровать со всех сторон.

Шерлок уже настолько пришёл в себя, что смог приподняться и оттолкнуть приблизившуюся к нему руку с гипошприцем.

— Всё в порядке. Вышло небольшое недоразумение, — голос его звучал абсолютно нормально. На лице проступило обычное чуть насмешливое и чуть надменное выражение.

— Что вы приняли, кадет? — врач завладел коричневым пузырьком, откупорил его и осторожно понюхал. — Академический допинг? Снотворное? Стимулятор? Рецепт у вас есть?

— Если вы посмотрите на меня чуть внимательнее, доктор, то, возможно, заметите, что я не человек. Ваши лекарства для меня практически бесполезны, за редкими исключениями. Пожалуйста, не светите мне в глаза. После глубокого медитативного транса, который мой сосед ошибочно принял за кому, зрительный нерв болезненно реагирует на столь интенсивный раздражитель.

Врач отступил, но не торопился уходить совсем.

— Ответьте всё же на мой вопрос: что вы приняли?

— В земной пище нет полного набора всех необходимых для моего организма веществ. Время от времени мне приходится самостоятельно синтезировать в лабораторных условиях то, что вы называете «витамины».

— Кадет Шерлок, ваше объяснение не выдерживает критики. Вы вынуждаете меня начать расследование об употреблении вами запрещённых веществ.

Из дверного проёма шагнула высокая фигура: никто не заметил, когда в блоке 221 Б появился вулканец Спок — один из наиболее уважаемых преподавателей Академии.

— Я подтверждаю слова кадета, доктор. Моя нужда в подобных препаратах незначительна, поскольку один из моих родителей человек, вот почему в моей медицинской карте нет упоминаний об этом. Но Шерлоку такая поддержка жизненно необходима. Он опытный химик и лучше всякого другого способен создать нужное вещество, учитывая индивидуальные особенности его организма, климатические различия Земли и Вулкана и текущие умственные и физические нагрузки.

— Но поймите меня, профессор Спок, случай выглядит серьёзным. Я не могу сделать вид, будто кадет Кирк не сообщал в медслужбу об остановке дыхания и сердцебиения у своего соседа, будто меня здесь не было и будто я не видел этот подозрительный пузырёк. Я должен составить отчёт — таковы правила.

— Кадет Кирк подаёт большие надежды как офицер командного состава, но курс ксенобиологии на штурманском отделении весьма поверхностен. Сейчас я вам это продемонстрирую, — Спок повернулся к Кирку. — Вы можете показать, каким образом определили остановку сердца, кадет?

Джим принялся путано объяснять. Он опасался сболтнуть лишнего, что могло бы впоследствии навредить его другу, однако идти против очевидных фактов было бы глупо. По мере его объяснений лицо доктора светлело, в конце он даже улыбнулся. Когда Джим закончил, Спок приподнял одну бровь и проговорил:

— Кадет Кирк, благодарю вас за бдительность в отношении вашего товарища — забота об экипаже стоит в числе высших приоритетов капитана, но всё же советую вам ознакомиться с кратким курсом анатомии, физиологии и оказания первой помощи представителям иных рас. Это не приказ — всего лишь рекомендация. Поднимая тревогу, вы, разумеется, не знали, что температура тела здорового вулканца 32, 78 °С, а сердце расположено значительно ниже, чем у людей, вот здесь, — и Спок показал рукой на левый бок. — Нормальный пульс — 242 удара в минуту, при аномально низком с точки зрения землян кровяном давлении. Не используя приборы, вы не смогли бы нащупать пульс — для этого нужна была бы чувствительность вулканца; прослушивать грудину было столь же бесполезно.

Джим молча выслушал эту лекцию, прочитанную ему назидательным тоном. Продемонстрировав смущение троечника пополам с облегчением простого американского парня из глубинки, испугавшегося за товарища, но обрадованного, что беда обошла стороной, он удалился к себе. Краем уха он услышал, что доктор перед уходом всё же потребовал от Спока и Шерлока подписать документ об отказе от медицинской помощи, снимающий ответственность с врачей и перекладывающий её на пациента и на ближайшего дееспособного родственника.
Когда врачи ушли, к нему, как всегда, без стука вошёл Шерлок и крепко обнял его.

— Джим, спасибо.

Джим обнял его в ответ, безжалостно сминая фиолетовую тунику, в которую Шерлок успел переодеться. Они постояли так немного, затем Джим заговорил.

— Шерлок, ты привык считать людей идиотами. Возможно, в большинстве случаев ты оказываешься прав, но не всегда. Ты не спал. Я видел раньше, как ты спишь. Я не хочу лезть в твои дела, не хочу вынуждать тебя лгать, а также не хочу ссориться с тобой, но… Если можешь — объясни.

— Я дам тебе ответы, но прежде скажи мне, откуда тебе известно, как надо поступать в подобных случаях?

— Ниоткуда. Будто толкнуло что-то изнутри. Поверь, я не получаю удовольствия, избивая трупы друзей.

— Ты не против, если Спок зайдёт в твою комнату? — Джим мотнул головой. — Спок, не мог бы ты к нам заглянуть?



Вошёл Спок. По его лицу ничего нельзя было прочесть. Но он чуть сбился с шага, увидев молодых людей обнимающимися. Вулканцы обычно избегали каких-либо телесных контактов, вплоть до отказа от рукопожатий.

— Спок, ты был готов солгать доктору, чтобы выручить меня, верно? — Шерлок словно нарочно провоцировал его поступками и словами на проявление эмоций. Это не сработало.

— Вулканцы никогда не лгут, Шерлок. Замалчивают, подают информацию тенденциозно — да, но не лгут. Я сказал доктору правду. Надеюсь, ты — тоже. У меня есть небольшая просьба. Могу я позаимствовать ту редкую книгу, что прислала тебе мать? Поэзия досураковских времён всегда входила в круг моих интересов.

В голове Джима мелькнул образ спрятанной между мягкими гладкими листами фотографии. Шерлок словно услышал его.

— Я сегодня ещё полистаю её, а завтра сам занесу. Так будет удобно?

— Разумеется, — Спок поднял одну руку, складывая пальцы в традиционное приветствие. — Живи, Шерлок. Живи долго и найди свою дорогу.

— Мира и процветания, Спок, — и Шерлок отзеркалил жест своего соотечественника.


***


На занятия в Академию молодые люди в тот день не пошли. Кирк связался со своим куратором и получил разрешение воспользоваться одним из дней, выделенных курсантам на самоподготовку. Шерлок счёл достаточным предупредить лишь капитана Пайка, попросив его успокоить Майкрофта, которому соглядатаи непременно донесут не только о «недоразумении с медиками», но и о пропуске учебного дня.

— Я понятия не имел, что ты находишься под таким прессом, Шерлок. Короткий поводок и строгий ошейник? Ты что, несовершеннолетний по вашим меркам?

— Я старше, чем ты думаешь. Сейчас мне живётся значительно лучше. С тех пор, как ты стал моим соседом. Что ж, можешь задавать вопросы — я обещал тебе ответы.

— Я бы предпочёл выслушать то, что ты сам захочешь рассказать. Я всё же не вулканец, традиций ваших не знаю и могу нечаянно проявить бестактность, а то и нанести оскорбление.

— Попробуй, — Шерлок едва заметно улыбнулся. — Едва ли такое возможно.

— Что ж, тогда я спрошу, — Джим немного помедлил, словно преодолевая внутреннее сопротивление. — Почему скрипка?

Шерлок вздрогнул и неверяще уставился на друга.

— Либо твоя интуиция превосходит всё возможное, либо… Джим, я очень прошу тебя не обижаться на мои слова. Был ли я первым, кто попросил тебя поселиться со мной? Или ещё до моего предложения тебя подтолкнули ко мне? Подготовили?

— Это было всецело моим решением. А в чём дело?

— Два озарения за один день — это много, это очень много. Ты слишком информирован, Джим. Вулканцы крайне неохотно говорят о себе, зная, как легко любую мелочь превратить в оружие, обратить против каждого из нас. Утром ты вывел меня из транса единственным возможным способом и сделал это не хуже опытного целителя. Такое знание касается не меня одного, но всего моего народа. Теперь тебе хватило двух слов, чтобы я подумал: ты знаешь обо мне всё — и это уже глубоко личное. Не бывает таких совпадений.

— Ничего я о тебе не знаю. Но я вижу, что любое дело, за которое ты берёшься, ты делаешь превосходно. Ты даже плаваешь теперь лучше меня, хотя учиться начал недавно. Половина курса готова устроить тебе тёмную за успехи в стрельбе по движущимся мишеням. Наши военные химики носятся с тобой, как курица с яйцом. К тебе собираются прикрепить стажёра — юного русского гения, причём он сам выбрал тебя, ссылаясь на какие-то твои узкоспециализированные работы, в которые я честно попытался заглянуть, но сдался на первых страницах: формулы и уравнения, сплошная математика, — Джим помолчал немного. — Что касается искусства, наша культуролог разве что не молится на тебя, когда речь заходит о музыке. Ты можешь сколько угодно ссылаться на вулканские уши и эйдетическую память, но они не могут подменить собой вкус, как бы сказала профессор Хейвен — чувство прекрасного. Шерлок, ты всё делаешь превосходно — кроме игры на скрипке. Ты ужасно играешь, этот инструмент смотрится в твоих руках чуждо. В то же время я легко могу представить твои пальцы на струнах арфы или гучжэна. Уверен, ты отличный музыкант, но по каким-то причинам забросил свой национальный инструмент и взялся за скрипку, которую хотел бы полюбить, но не можешь. Мне интересно узнать — почему. Но, как я уже сказал раньше, это любопытство может оказаться бестактным.

— Поразительно.

— Ты ежедневно учишь меня наблюдать, Шерлок, строить гипотезы, делать выводы. Сам ты чаще других попадаешься мне на глаза, и поэтому я думал о тебе, задавал сам себе вопросы, много вопросов. И вот к чему я пришёл: я ничего не знаю о тебе, кроме одного — ты мой друг. Но если тебе так скучно среди нас, существ, стоящих ниже тебя по развитию, что ты решил стимулировать свой разум наркотиками, то мы немедленно расходимся.

— Нет никаких наркотиков, Джим. И — я тебе верю. Ты не подставной человек от моей семьи. Поэтому я хочу кое-что тебе рассказать. Проблема в том, что вулканцы не говорят о таких вещах между собой, тем более не посвящают в свои дела посторонних. Они всегда поступают так, как поступил сегодня Спок: помогают и уходят. Всё рационально и логично. Слова осуждения, поддержки или благодарности — пустая трата времени и сил.

— Они? Сам ты разве не вулканец?

Шерлок прервал его жестом.

— Джим, я скажу тебе немного, поскольку не считаю себя вправе делать достоянием гласности то, что мой народ хочет скрыть. И даже то немногое, что я скажу, не для передачи третьим лицам ни при каких обстоятельствах. Пообещай мне.

— Обещаю. Сказанное тобой не покинет этих стен.

Шерлок кивнул и продолжил.

— Ты своими глазами видел трёх вулканцев, Джим: меня, Спока и Майкрофта. Если бы мы были людьми, как бы нас называли за глаза твои знакомые?

— Это просто. Майкрофт — «снеговик», его ледяные манеры понижают температуру на несколько градусов в той комнате, где он находится; он выглядит очень опасным и неуязвимым. Спок похож на живой компьютер с проблесками человечности; наверное, к нему бы приклеилось прозвище «андроид», если бы один мой знакомый раньше не навесил на него «зеленокровного гоблина». Ты — не знаю. Чудик? Сумасшедший учёный? Сноб? Зная ироничность нашего окружения, я бы предположил, что нарекли бы тебя «Господь Бог». Есть что-то в тебе такое: ты везде успеваешь, но почти ни во что не вмешиваешься, а если решаешь вмешаться, то реальность начинает трещать по швам.
Шерлок слушал Джима очень внимательно. Всё его презрение к пустым разговорам вне научных изысканий куда-то испарилось.

— А что ты скажешь о нашей способности испытывать сильные эмоции?

Джим засмеялся.

— Думаю, в этом недостатке вас трудно упрекнуть.

Шерлок подался вперёд, пристально глядя собеседнику в глаза.

— Правда в том, что мы чувствуем, — сказал он веско и замолчал. Джим собрал всё внимание, стараясь его понять. — Наши чувства настолько сокрушительны, что мы сами не можем справиться с ними и с очень раннего возраста получаем подходящую пару, которую выбирают для детей родители так, чтобы два разума уравновешивали друг друга. Я отличаюсь от других вулканцев тем, что отказался следовать этой традиции. Я свободен — в этом моя сила, но в этом заключается и опасность для меня и для окружающих, так как я могу выбирать. И я выбрал. Однажды Майкрофт привёл меня посмотреть на пленных ромуланцев, которых забрали с гибнущего звездолёта и перевезли на Вулкан, чтобы в дальнейшем устроить обмен военнопленными. В то время я увлекался тем, что по внешности мог определить профессию, социальный статус и степень вовлечённости любого существа в управленческие структуры. Как я позже понял, Майкрофт хотел с моей помощью оценить улов — омерзительно, но тогда я воспринимал это как увлекательную игру. Я быстро рассказал о каждом всё, что увидел, но когда меня подвели к ней, мне показалось, что я умер и воскрес. В ту же ночь я устроил побег, и мы ушли вдвоём в пустыню. Я ничего не могу тебе рассказать о трёх днях, проведённых нами у подножья Священной горы, но мы стали едины. Если у людей и встречается такое, то мне не приходилось наблюдать самому. Вы женитесь и разводитесь по множеству причин, можете беспорядочно спариваться, чтобы весело провести вечер, или чтобы не чувствовать себя одинокими, или потому что представляется такая возможность. Но слияния не происходит — лишь поверхностное соприкосновение. Если прошёл через слияние, то никогда уже не удовольствуешься его жалким подобием.

Шерлок задумался, и Джим не пытался нарушить повисшую между ними тишину. В его сознании что-то сдвигалось, открывались новые цели и перспективы, неведомое манило туда, где не довелось ещё побывать ни одному человеку.

— Когда жар крови отпустил меня, я привёл её в свою семью, не помня о распре между нашими народами. Я лишь хотел с гордостью представить её всем, кто был мне дорог. Мама единственная приняла нас так, как я ожидал. Я не буду повторять то, что сказал тогда Майкрофт. Он не мог видеть иначе — профессиональная деформация. Через несколько дней он хитростью разделил нас, и её вместе с соотечественниками отправили на шаттле в нейтральную зону. Шаттл был атакован и сгорел вместе со всеми пассажирами — никто не спасся. Мне безразлично, ромуланцы ли поступили так ради высоких политических целей или вулканцы сделали ответный ход на уничтожение ромуланцами заложников — я не хочу ничего знать о политике, ставящей нужды большинства превыше нужд меньшинства или индивидуума. Я знаю одно: между нами были миллионы километров пустоты, но когда она горела, я горел вместе с ней. И когда её муки прекратились, мои всё длились и длились. Ко мне привели целителя, но я отказался от его помощи, так как вместе с болью он забрал бы и память. А я хочу помнить, потому что отними у меня мою память — и от меня ничего не останется. Я всё ещё горю вместе с тем шаттлом, Джим.

Кирк присел рядом и положил руку на обманчиво хрупкое плечо. Он делился с другом своей силой и светом. Перед глазами его проносились картины, как Шерлок в серебристом длиннополом одеянии сидит на обточенном жестокими песчаными бурями валуне под небом, пылающим от звёзд, перебирает струны древнего инструмента, не спуская глаз с тонкой женской фигурки.

— Возможно, я утратил родину: я не могу заниматься тем делом, к которому готовил меня Майкрофт, чтобы приносить максимальную пользу своему народу; я не могу найти пару и дать жизнь новому поколению. Я, вулканец по рождению, больше не могу находиться среди вулканцев. И я больше не могу касаться струн каатиры. Вот почему скрипка, Джим. Хочешь узнать ещё что-нибудь?

— Да, но не о тебе. У Спока есть пара, как у большинства вулканцев, или он свободен, как ты?

— Это знает только он и его родители. Можно применить логику: он наполовину человек, но анатомия, физиология, воспитание и образ жизни у него вулканские; тем не менее, он отправился сюда, на Землю, словно он такой же беглец, как и я. Сложная ситуация. Всё возможно с равной вероятностью. Вот если бы он не посещал Вулкан более семи лет…

— Так что было в том пузырьке, Шерлок? — Джим прервал его рассуждения внезапным вопросом, внимательно вглядываясь в лицо друга и надеясь больше увидеть, чем услышать.

— Витамины, как я и сказал, — Шерлок словно не заметил уловки. — Принял их вечером и заснул. Врач не поверил мне по одной простой причине — бытовая ксенофобия, да и безрассудства курсантов располагают к подозрительности. Ты ночью немного нашумел, когда вернулся, я проснулся и не мог сомкнуть глаз. Зря я открыл эту книгу. Захотелось сбежать ещё дальше, совсем, от себя. Но ты вернул меня, и ты прав — это не мой путь.

Шерлок встал, поправил складки на тунике, улыбнулся Джиму и проговорил:

— Ты взял сегодняшний день для самоподготовки. Предлагаю пообедать, а затем мы отправимся на полигон, и я научу тебя делать взрывчатку из подручных природных материалов. Наверняка пригодится хотя бы раз при высадках на неисследованных планетах.

— Пойдёшь в мой экипаж офицером по науке, когда я стану капитаном звездолёта?

Шерлок улыбнулся ещё шире и церемонно поклонился.

— Это весьма щедрое предложение, капитан Кирк.

Джим был немного разочарован. Он уже научился различать, когда вулканцы дипломатично говорят «нет».


Глава 3


Джим пришёл в Академию за час до начала занятий, он не мог усидеть в общежитии. Шерлока не было на Земле: две недели назад он улетел по каким-то таинственным сверхважным делам, кажется, испытывать новый тип взрывчатки на шахтёрской планете, — а Джиму хотелось побыть среди людей, узнать, сколько шума произвела его триумфальная третья попытка с «Кобаяши Мару» — тестом на симуляторе, который до него не смог преодолеть ни один курсант.

После первого провала Джим тщательно обдумал, как можно изменить стратегию боя в космосе, и явился на пересдачу, но результат остался прежним: корабль Федерации под его управлением смог нанести лишь незначительный урон флотилии клингонских «птиц войны», и пришлось отдать приказ о самоуничтожении, чтобы военные разработки людей не попали в руки инопланетян. Кирк был упрям и записался на третью попытку, прикидывая, не удастся ли просто покинуть поле битвы, чтобы сохранить корабль и экипаж, но анализ ситуации показал, что уйти не представляется возможным, и даже если он чудом ускользнёт, то такой поступок — акт трусости — спровоцирует большую войну.

Сбегая по ступеням парадной лестницы Академии, он услышал, как кадеты в тысячный раз обсуждают, считать ли жульничеством применение чит-кодов на последнем уровне игры «Ниндзя в космосе: возмездие», стремительно набиравшей популярность среди курсантов штурманского отделения, если создатели игры сами допустили ошибку в программировании последнего уровня, случайно сделав главного монстра невосприимчивым к генератору чёрных дыр. «Такая победа не засчитывается, ведь ты с помощью подпрограммы изменил базовые параметры мира, сделав воздух ядовитым для Дракона, так что тебе всего-то надо было продержаться в сокровищнице пять-шесть минут, беспорядочно отстреливаясь, и ждать, когда он сам подохнет». — «Но я прошёл игру до конца!» — «А в настоящем бою ты тоже сможешь изменить атмосферу или гравитацию?» — «Это игра, балда. Что я, виртуальности от реальности не отличаю?» И Джима осенило: вот оно, симуляция боя — лишь игра. Решение само упало к нему в руки, как спелое яблоко с ветки. Он не любил проигрывать и теперь знал, как победить.

С удовольствием вспоминая вытянувшиеся лица преподавателей после завершения экзамена, Джим вошёл в главный холл основного корпуса Академии, ещё совсем пустой в такой ранний час, и краем глаза отметил тёмное пятно на Стене Вечной Памяти, покрытой плитами белого мрамора. На одной из плит было высечено имя его отца, эвакуировавшего свой экипаж и направившего звездолёт на флагман противника во время схватки Объединённой Федерации и Ромуланской Империи за Вулкан. Эта жертва решила исход войны и предотвратила геноцид вулканского народа, так как после потери главнокомандующего вместе со штабом эскадра ромуланцев начала действовать хаотично, и пока между капитанами шла борьба за право возглавить флот, их корабли гибли один за другим под ударами противника.

Джим направился к Стене, на секунду задержался на привычном месте, скользнув глазами по золотым буквам «Капитан Джордж Кирк, Герой Объединённой Федерации Планет, кавалер ордена Мужества, кавалер IDIC 2-й степени», и направился к тёмно-зелёной, почти чёрной мемориальной доске, которой вчера ещё не было. Он встал перед ней и тут же отшатнулся, отказываясь верить своим глазам: «ШЕРЛОК». Больше ничего — только шесть серебристых букв суровых очертаний. Он медленно, как во сне, поднял руку и коснулся камня явно неземного происхождения — холод обжёг его пальцы.

— Нет… — прошептал он. — Не может быть… Ты гений, творец невероятного. Сотвори ещё одно чудо — будь живым. Прошу тебя, Шерлок.

Джим почувствовал, что за его спиной кто-то стоит, и резко обернулся.

— А, это ты, Митч. Привет.

— Привет, Кирк. Поздравляю с выдающимся достижением, весть о твоём успехе у всех на устах.

— Ерунда, — час назад Джим был бы рад послушать о своей возросшей известности, но теперь ему было не до того. — Как ты думаешь, это правда? — он указал на тёмно-зелёную плиту. — Если имя удостоено Стены Вечной Памяти, значит, заслуги погибшего велики. Но здесь нет ничего, кроме имени. Тебе известно что-либо об этом? Ты ведь непревзойдённый мастер собирать информацию, — порция лести должна была подтолкнуть Гарри Митчелла к откровениям.

— Я вообще не понимаю, как решились в одном ряду со славными именами наших офицеров упомянуть это вулканское лживое отродье, и не имеет значения, что он совершил, — кулаки Джима непроизвольно сжались, но он не позволил гневу прорваться наружу. — Ты прав, я кое-что знаю. Я встречаюсь с одной старшиной, весьма аппетитной цыпочкой, которая случайно услышала в кабинете адмирала, когда подавала чай ему и его гостю, что Шерлок погиб при исполнении какого-то сверхсекретного задания, и что подтверждение его смерти получено. Что это была за миссия, она не поняла или не запомнила. Дура — что с неё взять. Кстати, сегодня в полдень все курсанты без исключения должны явиться на внеочередную сессию Академического Совета, должно быть, как раз по этому поводу, — и Митчелл небрежно махнул в сторону мемориальной доски, изобразив на лице презрительную мину. — Может, завтра андроидов начнут награждать орденами и приравнивать к людям, если сегодня это делают с лишёнными человеческих чувств логичными живыми машинами.

— Шерлок был не такой. Мы дружили.

— Брехня. Однажды я лично участвовал вместе с ним в репетиции студенческой театральной постановки. Слушай меня, я рассказываю то, чему сам был свидетелем. Ты не представляешь: этот ублюдок был способен по щелчку пальцев рыдать или корчиться от боли так натурально, что нас всех мороз по коже продирал, а через секунду он с милой улыбкой на лице уже болтал с режиссёром как ни в чём не бывало. Это было жутко, это попахивало дьявольщиной. Мы сказали, что не можем играть рядом с ним; вся труппа устроила бойкот, режиссёр умолял нас передумать, но всё же оторвал Шерлока от сердца. Если ты думаешь, что он был твоим другом, Джим, то глубоко заблуждаешься. Он мог любого обвести вокруг пальца. Просто ты был ему удобен.

Кирк не стал спорить — это не имело смысла. Никто из людей, кроме него, не знал, что Шерлок горел заживо каждую секунду своей жизни, добровольно нося в себе этот ад, и ни один человек не должен был узнать правду.

Джим шёл по коридорам Академии, автоматически отвечая на приветствия, но ни разу не остановился перекинуться с приятелями хотя бы парой слов. Он очень хотел поговорить с капитаном Пайком и решил зайти к нему сразу после общего собрания под предлогом, кому и как передать оставшиеся после Шерлока личные вещи. Прежде надо было выдержать два часа пафосных речей, которые едва ли тронут аудиторию, в целом не испытывающую к вулканцам большой симпатии по самым разным причинам, не говоря о Шерлоке, проницательности которого побаивались, а странности в общении объясняли высокомерным отношением к людям.

Собрание началось с объявления о гибели Шерлока и минуты молчания. Затем Джим внезапно услышал своё имя, очнулся от раздумий и понял, что его зачем-то вызывают, возможно, сказать несколько слов о друге. Он встал, окинул беглым взглядом ряды товарищей, заметил сидящего через проход Спока, очень бледного и напряжённого. Контроль контролем, но даже вулканцы способны переживать за соотечественников, а Шерлок, возможно, приходился Споку дальним родственником, хотя наверняка это не было известно. Джим спустился вниз и уже собрался повернуться лицом к переполненному амфитеатру, как к нему обратился член Академического Совета и попросил занять место за кафедрой, спиной к товарищам и лицом к комиссии. Джим подчинился, сохраняя уверенный вид, хотя перестал понимать, что происходит.

— Очень прискорбно в такой печальный день, напоминающий всем нам о доблести тех, кто посвятил свою жизнь Звёздному флоту и Объединённой Федерации Планет, разбирать случай жульничества на экзамене. Кадет Кирк, комиссия получила доказательства того, что вы обманным путём изменили программу симулятора «Кобаяши Мару». Вы признаёте свою вину?

В Кирка будто молния ударила, и его разум, минуту назад парализованный горем от утраты друга, пробудился. Здесь и сейчас надо было биться за своё настоящее и будущее, выживать и побеждать.

— У меня есть право встретиться с обвинителем, — Кирк произнёс это, чтобы выиграть немного времени и собраться, прежде чем начнутся вопросы.

Курсанты, которые, как и Кирк, были уверены, что идут на гражданскую панихиду, оживились. Их симпатии были на стороне Джима, никто не злорадствовал и не желал ему «получить по заслугам». Всем хотелось увидеть того бездушного мерзавца, который не только заставил каждого из них пройти через поражение, но и испытать страх. После «Кобаяши» некоторые перспективные ребята отказывались от дальнейшего обучения и оставляли мечту о космосе, осознав, какую ответственность возлагает на капитана его должность.

По рядам пробежал шёпот. Кирк, только что встретивший разочарованный взгляд капитана Пайка, оглянулся и увидел, как сидящий с краю преподавательского ряда Спок медленно поднимается и одёргивает на себе мундир. Катастрофа. Спорить с этой логической машиной было невозможно, аргументы вулканца способны были раздавить куда более опытного и менее виновного оппонента. Джиму показалось, будто он летит головой вниз с отвесной скалы.

Естественно, он изложил свою точку зрения на этичность экзамена, условия которого предполагают единственный — проигрышный — исход, выслушал нравоучения и попрёки именем своего героя-отца. Дискуссия принимала скандальный оттенок; Кирк понимал, что сегодня он, скорее всего, в последний раз надел красный мундир с дельтой на воротничке — возмутители спокойствия редко задерживаются в организациях, построенных на вертикали власти. Он искоса смотрел на изящное ухо вулканца, на его приподнятые брови и думал, как бы поступил Шерлок, если бы его программу взломали, и какие чувства он бы испытал? Изумление, раздражение, азарт. Сначала он бы не поверил, что подобное возможно, потом сердился бы, потому что посягнули на его собственность, но затем он бы внимательно изучил, какие бреши в его защите нашёл и использовал гость, и совершил бы ответную «любезность», послав подарок от себя на машину наглеца. Спок, похоже, застрял на второй стадии — на раздражении и уязвлённом самолюбии.

— Комиссия выслушала стороны и принимает решение об отстранении кадета Кирка от пробных полётов, а также о рассмотрении целесообразности его дальнейшего обучения в Академии Звёздного флота, — Спок поднял бровь и почти с ужасом уставился на членов Академического Совета. Он явно не ждал такого сурового приговора. Он попытался что-то сказать, но председатель комиссии не дал обвинителю слова. — Вы своё дело сделали, коммандер Спок. Дайте теперь сказать другим. Прежде чем будет принято окончательное решение, комиссия готова выслушать любого, у кого есть факты по этому делу, — курсанты молчали, тишина так сгустилась, что Кирку трудно было дышать. Спок застыл, скованный правилами и не способный найти достойного выхода из этой ситуации, глубоко сожалея, что его жалоба сыграла такую роль в судьбе молодого человека. — Итак, никому больше нечего сказать? Комиссия переходит к оглашению окончательного решения без права его пересмотра.

И в этот момент двери зала с шумом распахнулись. Джим не стал оглядываться, он понял, что сегодняшний день прицельно уничтожает его, отняв лучшего друга, мечту и карьеру. Что ещё осталось у него? Жизнь? Вошедший скажет, что у Джима смертельная болезнь, или что он обязан соединиться нерасторжимым браком с колонией разумных полипов, на которую наткнулся во время последней практики на малопригодной для постоянной человеческой колонии планете и с которой вступил в контакт не должным образом? Он услышал, как вошедший легко сбежал по ступенькам, направляясь прямо к нему. Он повернул голову и едва не закричал, но горло сдавил спазм, пальцы вцепились в дерево кафедры. Шерлок.

— Я прошу у Совета слова, — голос Шерлока был лучезарно-приветлив. На отвороте его вулканского парадного костюма матово отсвечивал орден IDIC с крупным бриллиантом редкого оттенка, указывающий на то, что его носитель стал полным кавалером этой редчайшей награды. Он сделал нечто чрезвычайно важное не только для Вулкана или Земли — для сохранения жизни во всём многообразии её форм в масштабах Галактики.

Шерлок повернулся лицом к Совету.

— Рад видеть вас, джентльмены, — сказал он, глядя на дружно поднявшихся со своих мест офицеров. — Я не отниму много вашего времени, поскольку дело представляется мне совершенно ясным, — он одним скользящим движением занял позицию между Джимом и Споком.

Кирк мог поклясться, что Спок едва заметно улыбнулся — в тёмных глазах вулканца промелькнули облегчение и радость. Возможно, не такие они с Шерлоком далёкие родственники, как кажется на первый взгляд. Примчался же он тогда почти одновременно с медиками с разницей едва ли в пару минут и защитил Шерлока не только словесными доказательствами, но и бронёй своего авторитета; Спок знал, кто прислал его соседу книгу и что это была за книга; его слова при прощании с Шерлоком были не традиционной, одинаковой для всех вулканцев, формулой, но были глубоко личными — в этом Джим теперь не сомневался.

— Я прошу у Совета позволения задать несколько вопросов обвинителю, — председатель молча кивнул, и Шерлок повернулся к Споку. — Коммандер Спок, верно ли, что при прохождении теста «Кобаяши Мару» действия каждого испытуемого оцениваются по ряду пунктов, и по окончании выставляются итоговые баллы?

— Подтверждаю.

— Номинально курсанты сдают экзамен по стратегии космических сражений, но фактически он направлен на выявление лидерских качеств, психологической устойчивости, готовности возложить на себя ответственность за судьбу корабля и экипажа и в любой ситуации до конца оставаться способным к принятию решений. Это так?

— Вы совершенно правы.

Курсанты зашевелились, говорок пронёсся по залу.

— Не ошибусь ли я, если скажу, что от курсантов скрывалась эта информация, чтобы, во-первых, сделать проводимый над ними эксперимент чистым, а во-вторых — исключить копирование поведения курсантов, набравших наибольшее число баллов, их товарищами?

— Ваши выводы точны, Шерлок.

— Я рад, что не ошибся. Коммандер Спок, верно ли то, что Джеймс Т. Кирк был единственным за всю историю Академии Звёздного флота курсантом, кто прошёл тест «Кобаяши Мару» на высший балл не один раз, а дважды? Пока не будем упоминать третью попытку.

— Да, кадет Кирк показал уникальный результат, что, однако, не оправдывает…

— Позвольте вас прервать. Вы только что признали, что Джеймс Кирк сдал этот важнейший для будущего офицера командного состава экзамен на отлично — причём дважды. Прошу вас подтвердить или опровергнуть этот факт.

Спок помолчал, пристально вглядываясь в Шерлока, и, словно преодолевая себя, произнёс:

— Подтверждаю.

Зал зашумел, председатель поднял руку, призывая сохранять тишину и спокойствие. Шерлок улыбнулся, поправил отворот своего одеяния, которое было ему немного велико. Лучи света, преломленные через грани бриллиантового ордена, брызнули во все стороны.

— Итак, дамы и господа, Джеймс Кирк не только проявил все необходимые для будущего капитана качества, какие можно определить с помощью экзаменов, тестов и испытаний, но также показал всем нам пример исключительной изобретательности, широты мышления, понимания подлинной ситуации вне искусственно установленных рамок, упорства в достижении цели и несогласия принять смерть как единственный достойный выход из ситуации. Формально хватило бы и дважды сданного экзамена, чтобы к нетривиальному решению, применённому во время третьей попытки, отнестись с юмором, если не с уважением, какого оно заслуживает, — Шерлок прощупал взглядом членов Академического Совета, оценивая влияние своей речи на каждого из них. Результат его удовлетворил, и он вновь повернулся к Споку. — Коммандер Спок, если мои слова помогли вам взглянуть на ситуацию под иным углом и изменили отношение к поступку кадета Кирка, то я предлагаю вам отозвать жалобу и тем самым признать произошедшее недоразумением. Вы утверждаете, что невозможно обмануть смерть, и в некоторых случаях логично принять неизбежное. Если бы я действовал так, если бы следовал лишь логике, то не стоял бы сейчас перед вами и не говорил, что наступит такое время, когда личные качества офицера Звёздного флота Джеймса Кирка послужат не только человечеству и Объединённой Федерации Планет, но и всей Галактике.

Вулканец, прямо выступивший против логики, окончательно превратил сессию Академического Совета, начавшуюся с минуты молчания памяти этого самого вулканца, в театр абсурда. Надо было быстрее со всем этим заканчивать, и председатель предоставил слово Споку. Спок заявил, что хотел бы отозвать свою жалобу, и попросил снять все санкции с кадета Кирка. Председатель кратко переговорил с коллегами и вынес решение исключить данное разбирательство из протоколов заседаний Совета. На этом собрание объявили закрытым.

Капитан Пайк подошёл к Шерлоку, крепко пожал ему руку и пригласил пройти в свой кабинет. Кирк и Спок молча потянулись следом за ними. Когда за всей четвёркой закрылась тяжёлая дубовая дверь, Спок заговорил:

— Кадет Кирк, я не предполагал, что моя записка приведёт к таким последствиям. Я не желал подобного публичного разбирательства, которое навредило нам обоим. Я лишь действовал в рамках правил, — Кирк кивнул, и Спок обратился к Пайку. — Капитан, очевидно, я не продвинулся в понимании общественных механизмов, которым подчиняются люди, и потому хотел бы отказаться от предложенной вами должности старшего помощника на исследовательском корабле.

— В просьбе отказано. Мы переговорим с вами позже, коммандер. Можете идти.

Спок и Шерлок пристально посмотрели друг другу в глаза, и Джим готов был поклясться, что вулканцы обменялись значительным объёмом информации, даже не касаясь друг друга. Определённо, слухи об их способности к телепатии были сильно преуменьшены, а не преувеличены.

Спок вышел, и Шерлок принялся неторопливо расстёгивать своё длинное одеяние. Справившись с этим, он снял его, аккуратно сложил и передал в руки Пайка.

— Окажите любезность, капитан, верните вечером Майкрофту его вещь. И предупредите, что я отказываюсь встречаться с ним лично, каков бы ни был повод.

Джим подумал, что после событий сегодняшнего дня его мало что сможет удивить. В глазах Шерлока сверкнули искорки юмора:

— Да, Джим, едва я вернулся, как узнал о твоих подвигах. На ходу переоделся и поспешил в Академию. Кстати, очень милая мемориальная доска, капитан Пайк, — Шерлок улыбнулся и приподнял бровь. — Моё эффектное появление произвело гораздо большее впечатление на Совет, чем речь, но таковы уж люди. Я очень рад, что успел, — ненавижу опаздывать.

Пайк покачал головой.

— Джим, надеюсь, ты понимаешь, что сегодня тебя спасло лишь чудо. Будь впредь благоразумнее. Шерлок прав — ты нужен Звёздному флоту, — он перевёл взгляд на вулканца. — Шерлок, я очень рад вашему возвращению. Думаю, сегодня и завтра Майкрофт будет занят и не побеспокоит вас. И последнее, — Пайк осторожно открепил платиновый диск с бриллиантовой звездой от лацкана снятого Шерлоком одеяния, — возьмите, награда ваша по праву. Приказ пришёл только что, и я полагаю, вам приятнее будет получить IDIC из моих рук, чем из рук вашего родственника. При случае вы с ним сможете обменяться, если это принципиально.

Шерлок принял от Пайка орден, полюбовался им и вернул.

— Это принадлежит Майкрофту — не мне, — он помолчал несколько секунд. — Хорошо, я встречусь с ним завтра. Живите долго и процветайте, капитан.

Шерлок взял Джима под руку и вышел. Им обоим было что отпраздновать.


Продолжение в комментариях



@темы: Рейтинг: pg, Жанр: научная фантастика, иллюстрация, фанфик

Комментарии
2013-12-09 в 17:04 

Thousand roads

2013-12-09 в 17:04 

Thousand roads

2013-12-09 в 17:05 

Thousand roads

2013-12-09 в 17:05 

Thousand roads

2013-12-09 в 17:06 

Thousand roads

2013-12-09 в 17:07 

Thousand roads

2013-12-09 в 18:57 

Jenny-70
Ох, спасибо, что все закончилось ХЭ!!! Столько было трагических моментов, что только теперь я смогла выдохнуть спокойно!!! Я очень рада за Майкрофта, что он не потерял своего Т'хи'ла!!! Очень рада за Спока и Кирка, вижу, что тут тоже развивается прочная связь!
В общем, огромное спасибо автору, что согли логично объединить две таких огромных вселенных - Шерлока и Стартрек!!!

Отдельное восхищение, и низкий поклон великолепному артеру!!! Это безумно талантливо!!! Просто шикарно!!! Такое сходство и так оригинально!!!

Всей команде - поляна цветов и миллион сердечек!!!
:red::red::red::red::red::red::red::red::red::red::red::red::red::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:

2013-12-09 в 20:07 

канарейка_жёлтая
Да пожалейте моск, как доктор прошу.(с)
Очень интересная история. Братья Холмсы хоть где шороху наведут)
Рисунки восхитительны.
Прочла все-таки аналитику, перед прочтением - стало на порядок понятнее)

2013-12-09 в 21:24 

Сеиварден Вендааи
...бредоносит и протленает | Клуб рыбацких лодок
Уррааааааааааа!!! *умчалась читать* :inlove::inlove::inlove:

2013-12-10 в 00:28 

Сеиварден Вендааи
...бредоносит и протленает | Клуб рыбацких лодок
Я не знаю, что мне сказать. Пока читала текст, намеревалась настрочить тут целую простыню, но едва он закончился, не осталось ни одной мысли. Только сердце колотилось.
Очень светлый фанфик. В кои-то веки меня не раздражают ромуланцы :lol: Хотя что это я? Хватает у них любопытных личностей — на примере «Последней границы» недавно убедились.
Сначала не могла принять персонажей «Шерлока» во вселенной СТ, но на середине текста раскурила изюминку. А когда пошла линия Пайка и Майкрофта, меня вынесло и обратно не внесло. Еле пережила ещё раз чудовищную смерть такого любимого персонажа. Кстати, спасибо, что помогли уверовать в высшие силы, ибо Пайк таки уполз! :lol: Хоть и в совершенно другом фандоме, но уполз, — и это несомненно греет душу впервые с премьеры СТИДа.
Отдельное спасибо иллюстратору. Иллюстратора знаю и люблю всеми фибрами своей гаденькой душонки. Особенно понравился арт с прости, Господи, киркоханом Кирком и Шерлоком. Такие красивые, что хоть в музей изобразитльного искусства тащи! :inlove:
Ой, девочки *смахнула скупую мужицкую слезу* Молодцы! От людей и для людей, что называется, работа.

2013-12-10 в 10:48 

Thousand roads
Jenny-70, команда упала на подаренное вами поле цветов и наслаждается их прекрасным ароматом:gh3:
Тема тхила в Треке всегда так или иначе занимает заметное место))) Приключения, огонь, кровь, смерть - тхила рядом. Старость, болезнь, судебные разбирательства - тхила рядом. Потому что иначе быть не может.

канарейка_жёлтая, надеемся, что вы захотите продолжить знакомство с миром Стар Трека

Aavelaulajatar, команда благодарит за подробный и эмоциональный отзыв :bigkiss:
Ромуланцы автору всегда нравились, с самого первого знакомства с ними в первом сезоне ТОС. Капитан ромуланцев сумел просчитать все варианты развития событий и предпочёл погибнуть с честью, но не позволить локальному конфликту перерасти в войну между Федерацией и Империей; и он успел сказать Кирку, что при иных обстоятельствах они могли бы быть друзьями. Спок Прайм в ТНГ верил в ромуланцев, отдал этому народу много времени и сил. Наверное, это тоже добавило хорошего к ним отношения)))
Пайк - это отдельная тема и отдельная любовь. Что в ТОС, что в ребутных фильмах. Оба варианта его судьбы автора не устроили))) Иллюзии - как-то... Смерть - за что?? Шерлок для многих был последней надеждой - и здесь не подкачал :love:

Передадим ваши тёплые слова нашему артеру. Уверены, что он не откажется разместить иллюстрацию с Джимом и Шерлоком на вашем К/Х сообществе :)

2013-12-10 в 14:08 

Мадам Помпадур [DELETED user]
Потрясающий текст и совершенно очаровательные изумительные иллюстрации! Спасибо!

2013-12-11 в 00:28 

julia-sp
Нежный воин
О, какая интересная фантазия!
Значит Шерлок, весь такой высокомерно-снисходительный.... Логичный, умный... Угу. Погоди, Джона ещё на тебя нет. )))))))) Мигом вспомнишь, как это здорово - общаться с землянами. ))))))) Шерлок, убежавший на землю, не помнящий Ромул, мне нравился гораздо больше. Но я уверена - у него ещё всё впереди. Они долго живут, Шерлоку до взрослого и умудрённого, ашедшего себя ещё тоже расти и расти.
Но Споку он конечно недурно вправил мозги. Пусть подумает - это полезно.
Один Джим ни о чём не думает. Живёт себе. ))))))
Фик очень понравился. И вообще я теперь на Шерлока уже не смогу смотреть по-преджнему. Буду искать у него острые ушки. )))))) Они ему о-о-о-о-о-очень идут - иллюстратор подтверждает! ))))))))))

2013-12-11 в 01:11 

Thousand roads
Болотный Доктор, спасибо! :kiss: команда очень старалась :flower:

julia-sp, команда благодарит за развёрнутый отзыв :sunny:
Шерлоку до взрослого и умудрённого, нашедшего себя ещё тоже расти и расти.
Годам к 150 справится))) У него сложная ситуация: он точка соприкосновения между родственными, но враждующими мирами, он сам пережил многие ады, хотя ещё очень молодой человек. Хороший понимающий друг ему точно не помешает.
Один Джим ни о чём не думает. Живёт себе. )))))) :laugh: Это же Джим Кирк!!! Он такой)))
Но если серьёзно, Кирк очень умён. Оптимизм порой зашкаливает, но ничего, повоюет ещё капитан, покроется шрамами, станет сдержанным, но золотой свет не погаснет никогда.
на Шерлока уже не смогу смотреть по-преджнему. Буду искать у него острые ушки. :friend:

2013-12-11 в 01:16 

Гэллинн
Mira cómo se mece una vez y otra vez, virgen de flor y rama, en el aire de ayer. (с)
Художнику — цветы, аплодисменты и вагон печенек! О тексте позже, сначала прочитаю.:)

2013-12-11 в 01:20 

julia-sp
Нежный воин
Годам к 150 справится
Будем надеяться. Хотя гипертрофированные мозги - тут явно не помощник. )))))))
Спасибо ещё раз, история совершенно замечательная. (А с ГП у вас ничего не будет? Я, помнится, читали кроссовер ГП и ST - это было весьма и весьма! )))))))))))))))
Дождусь деанона - утащу в копилку. ))))))))))))))
Иллюстратору новый поклон - рисунки прекрасны. )))))))))))

И, кстати, да! Спасибо за Майкрофта! Его образ вышел совершенно замечательным. Вот просто хочется продолжения, где они с Пайком были бы главными героями. Миник какой-нибудь, а? (делаю щенячьи глазки).

2013-12-11 в 01:37 

Thousand roads
Гэллинн, всё с радостью художнику передадим :sunny:

julia-sp, А с ГП у вас ничего не будет? Не намечалось. Хотя интересно порассуждать о месте Шерлока в мире ГП ))) Преподаватель науки дедукции?
Иллюстратору новый поклон - рисунки прекрасны. ))) Всё передадим, спасибо! :bravo:
Вот просто хочется продолжения, где они с Пайком были бы главными героями.
Сделаем автору заказ, а вдруг успеет что-то написаться к дню выкладки бонусов!

2013-12-11 в 19:57 

miss cheesecake
my mistakes were made for you
изумительный фик :hlop::hlop::hlop::hlop::hlop:
изящный, эмоциональный, продуманный, со множеством интересных находок - не зря я так долго мечтала о таком кроссовере :heart::heart::heart:
невозможно не сопереживать героям, здорово, что все для всех закончилась хорошо )))
отдельная благодарность за линию Майкрофт-Пайк - неожиданно и абсолютно прекрасно :inlove:

огромное спасибо артеру за фантастической красоты рисунки :red::red::red:

2013-12-11 в 20:06 

Thousand roads
miss cheesecake, команда превратилась в трибблов и курлычет от счастья

2013-12-12 в 16:11 

T*Jul
Thousand roads, я, как человек знающий оба фандома, сейчас в эйфории. Ещё бы зная откуда "уши растут" у взятых автором сюжетов и как потрясающе он их переплёл, плюс вывел на новый уровень, что просто: "Ах!" :kiss:
Огромное Спасибо также артеру и создателю коллажей. :heart:
В общем: спасибо команда!!! :love:

2013-12-12 в 21:03 

Irin_K
Очень интересный получился рассказ! Неожиданно, но очень вписывается в СТ вселенную. Автору - долгих лет и процветания!
Иллюстрации прекрасные!
:white::red::white::red::white::red:

2013-12-12 в 22:04 

Красное Солнышко
T'Lali
многобукв

2013-12-12 в 23:27 

Thousand roads
T*Jul, команда необычайно счастлива :dance3::tort::wine: Спасибо!!!
Все очень старались порадовать читателей :flower:

Irin_K, благодарим за цветы - всем участникам команды хватило по букету:bravo:
Иллюстрации очень помогли автору в создании визуального ряда. Команда очень любит и ценит своего артера:sunny: Мира и процветания

Красное Солнышко, благодарим за развёрнутый отзыв :kiss: Да, хотелось бы макси, но что выросло - то выросло ))))) На первом месте в этом кроссовере Шерлок, а Спок в тени, потому что текст написан для Шерлок-феста, и линия Шерлока здесь, безусловно, главная. Автор подумает над будущим проектом, где Спок займёт по праву полагающеемя ему место главного героя в мире Трека.
Арт с Майкрофтом-вулканцем - навсегда на сетчатке глаз. :friend:
Спасибо за интересную идею и много мыслей на подумать. Команда очень рада, что текст заставил задуматься о важных общечеловеческих вопросах. В принципе, это цель каждого автора.

2013-12-12 в 23:35 

Красное Солнышко
T'Lali
а арт с майкрофтом можно утащить?

2013-12-13 в 18:01 

Странные истории Шерлока Холмса
Красное Солнышко, все тексты и арты можно таскать только в одном порядке - со ссылкой на авторство команды и на первоначальное размещение на фесте.

URL
2013-12-13 в 20:57 

alte HEXE
библия учит любить ближнего своего. камасутра объясняет, как именно.
А я всегда знала, что Холмсы - родом с другой планеты) Прекрасная история, спасибо) :hlop:
Отдельное спасибо художнику - ах, арты просто великолепны, браво!:hlop:
Мои дорогие, вы просто молодцы - читала с большим интересом, очень хотелось знать, чем же все это закончится) И очень приятно, что вы сумели привести столь непростой сюжет к ХЭ для всех) Еще раз спасибо)
:white::red::white::red::white::red::white::red::white::red::white:

2013-12-13 в 21:11 

Thousand roads
alte HEXE, :bigkiss::bigkiss::bigkiss::bigkiss::bigkiss: вся команда крепко вас обнимает и благодарит за горячий приём :heart:
А я всегда знала, что Холмсы - родом с другой планеты) Без вариантов!
Отдельное спасибо художнику Всенепременно передадим :flower:

2013-12-14 в 20:13 

-tafa
Мы сами стали теми парнями.
Пайк уполз! Майкрофт, конечно, невыносим, но может, с острыми ушами он поприятней, хотя бы эстетически))
В любом случае Кристоферу лучше живым :inlove:
Шерлок, зараза такая, развенчал полТОСа, ромуланская умница)
Отличный фик, просто прекрасный! Иллюстрации шедевральны! :hlop::hlop::hlop:
Спасибо большое автору и артеру за удовольствие! :red:

2013-12-14 в 21:04 

Thousand roads
-tafa, спасибо за чудесный комментарий и за цветы :kiss:
Пайк уполз!:super: И даже помолодел ))) И никаких застарелых ран, дающих о себе знать в холодные осенние вечера.
Шерлок, зараза такая, развенчал полТОСа, ромуланская умница)
Шерлоку только дай волю :-D
С удовольствием передадим ваши аплодисменты нашему артеру :heart:

2013-12-14 в 22:17 

Гэллинн
Mira cómo se mece una vez y otra vez, virgen de flor y rama, en el aire de ayer. (с)
Прочитала.:) Захватывающая история, такие неожиданные повороты! И — через все драмы и препоны вы привели её к счастливому концу.:) Кажется, я выдохнула только на слове "Конец" (и не только в этом тексте, кстати). Браво, спасибо!

2013-12-14 в 23:55 

Thousand roads
Гэллинн, команда рада, что удалось создать текст, который держит внимание читателя до конца:sunny: Прекрасный комплимент, спасибо! Повороты - наше всё :sailor:

2013-12-18 в 21:08 

Thousand roads
julia-sp, Вот просто хочется продолжения, где они с Пайком были бы главными героями. Миник какой-нибудь, а? (делаю щенячьи глазки).

Ловите маленький сиквел "Крылья памяти" :heart:

2013-12-20 в 04:58 

дохтар ватцан
всегда внезапно наступают зима любовь понос понфарр
Интересно и неожиданно.

2013-12-20 в 14:09 

Thousand roads
дохтар ватцан, :sunny: рады, что вам текст понравился ))

2013-12-21 в 00:28 

Bosaya maya
Family freak.
*и вот пришёл читатель, который знаком со Стартреком исключительно по "Возмездию" 2013 года, "Симпсонам" и "Футураме"...*
Честно говоря, я не совсем разобралась в сюжете, но всё-таки добралась до слова "Конец".
Плюсы: Холмсы очень удачно вписались во вселенную СТ. Особенно Майкрофт :)
Минусы: текст получился немного суховат и пафосен, и с диалогами явный перебор. Извините, ничего личного.

2013-12-21 в 01:06 

Thousand roads
Bosaya maya, благодарим за ваш отзыв! Автор со вниманием отнесётся к вашим замечаниям. Холмсы - да)) Острые уши, зелёная кровь и очень долгая жизнь приятно дополнили их супер-интеллект и контроль над эмоциями.

   

Странные истории Шерлока Холмса

главная