Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:34 

"Зона отчуждения" (фанфик)

Колодец историй
Автор: Колодец историй.
Бета: Колодец историй.
Название работы: Зона отчуждения.
Жанр: реалистическая проза, мистика.
Тема работы: В будущее мы входим, оглядываясь на прошлое (П.Валери)
Тип работы: фанфик
Рейтинг: g
Размер: 6500 слов
Тип: ангст, мистика.
Персонажи: Шерлок Холмс, Майкрофт Холмс
Дисклеймер: всё принадлежит тем, кому принадлежит. Поиграемся — и отдадим.
Саммари: в один прекрасный рождественский вечер братья Холмс встречают в парке странное существо, которое охотится за Шерлоком.
Ссылка на скачивание полного текста: yadi.sk/d/zq8bekqKEAguq
Примечание: аналитика будет оформлена отдельным сборником с выкладкой последнего текста команды.


Психиатр оказался девушкой. Совсем молоденькой, но уже с обручальным кольцом на пальце.
Она фальшиво улыбнулась, заискивающе заглянула в глаза миссис Холмс и сказала:
- Вам лучше подождать в коридоре. Вы не против?
Мамуля ничего против не имела. В конце концов, её сын - уже большой мальчик.
А Шерлока мягко, но настойчиво толкнули в спину. Он подумал - так птицы выталкивают из гнезда подросших птенцов, - и такое обращение в очередной раз задело его самолюбие, хотя он прекрасно понимал, что заслужил его.
Он пересёк хрупкую границу между бледно-жёлтым скучным коридором и тёмно-зелёным скучным кабинетом и уставился на титанических размеров кресло, занимавшее добрую половину комнаты. На подлокотнике восседал приветливый плюшевый медвежонок и улыбался вышитой мордашкой - очевидно, чтобы скрасить жизнь маленьким пациентам, которые непременно должны были ощущать себя одинокими и потерянными в этой мебельной уродине.
- Полагаете, что мне здесь будет уютно? - недоверчиво спросил Шерлок.
Улыбка психиатра немного скисла.
- Ну что ж...
Первым делом он спихнул медведя на пол и забрался в кресло с ногами, озираясь по сторонам. Ничего интересного в кабинете не нашлось - никаких мозгов в формалине, схем лоботомии и портретов Фрейда. Имелись только стол, заваленный бумагой и цветными карандашами, какие-то легкомысленно улыбающиеся рожицы в рамочках, книжная полка, на которой взгляд зацепился за название "Нейрофизиология", да это чудовищное кресло.
- Меня зовут Беата Вернер, - сказала психиатр, присев на краешек стола. - Можно просто...
- Неинтересно.
- Хорошо... Могу я поинтересоваться, как зовут тебя?
- Уильям Шерлок Скотт Холмс. И попрошу не сокращать.
- Сколько тебе лет?
- Одиннадцать... Вы хоть читаете документы перед приёмом?
"А ты хам!" - удовлетворённо подумала Беата. Мальчишка в кресле напоминал бездомного кота - резкий, злой, ощетиненный, полный опасений и всегда готовый к ударам судьбы. С ним будет тяжело работать - но это хоть какая-то определённость...
- Может, я просто расскажу, почему мама считает меня психом, и мы спокойно разъедемся по домам пить чай? - вдруг предложил он. - Только уговор - не перебивать, не поправлять и не записывать меня в шизофреники раньше, чем я произнесу последнее слово. Излишне развитым воображением я не страдаю, так что считать всё это детской выдумкой не стоит. Мне уже надоело, что надо мной все смеются и никто не верит. Это, чёрт возьми, обидно!
- Э... Да, конечно. Договорились, - Беата казалась немного сбитой с толку - обычно беседы с пациентами проходили иначе. Но раз уж маленький паразит сам вызвался облегчить ей работу... Поколебавшись, она сложила руки на груди и приготовилась слушать.
А пациент начал издалека:
- Недели две назад, сразу после Рождества...


В это Рождество Лондону определённо везёт со снегом - он валится уже второй день подряд, мягкий, липкий, тёплый. Обманчивый. Повисает на проводах и ветках деревьев, нахлобучивает на фонари нелепые шапки, срывается с карнизов, создаёт помехи транспорту и головную боль пешеходам, выстилает крыши сверкающими покровами, превращается под ногами в грязную кашу и вновь и вновь падает новыми слоями белого, чистого, хрустящего...

В парке дорожки ещё не расчищены, снегопад превращает ранний вечер в глубокую ночь, а Майкрофт Холмс от природы нетороплив и к тому же вымотался морально и физически - целый день в обществе неугомонного и неутомимого братца измотает кого угодно. Поэтому он не идёт, а шествует - медленно и, как ему хочется думать, с достоинством. Впечатление несколько портят две пары коньков, которые он несёт, по старинке связав шнурками и перекинув через плечо.

В отличие от старшего брата, Шерлок в принципе не умеет ходить медленно. Поэтому он кружит вокруг Майкрофта, как рыба-лоцман вокруг акулы, и траектория его перемещений отмечена беспорядочно перепаханными сугробами. Он уже выписывал в снегу замысловатые вензеля, делал "снежных ангелов", швырял в брата снежками - но тот на провокации не поддался, и запас снежков пришлось израсходовать на подвернувшуюся стайку белок. Белки, однако, тоже не приняли вызова, обратившись в позорное бегство, и теперь Шерлоку отчаянно скучно.
- Не убегай далеко, здесь легко потеряться, - устало говорит Майкрофт. Говорит уже не в первый раз, поэтому его слова Шерлок привычно пропускает мимо ушей и решает выяснить, что будет, если идти по колено в снегу спиной вперёд и с закрытыми глазами.
- Не стоит так делать, - предупреждает Майкрофт, прекрасно зная, что его опять не услышат, и, как обычно, оказывается прав.
Выясняется, что вестибулярный аппарат, непривычный к столь возмутительным экспериментам, склонен выкидывать странные фокусы, и менее чем через минуту Майкрофту приходится остановиться, чтобы извлечь экспериментатора из сугроба, поставить на ноги и хорошенько отряхнуть, прежде чем продолжить путь.
- Забавно, - делится выводами Шерлок, на ходу мотая головой, словно вылезшая из воды собака. - Нарушается восприятие схемы тела. Но можно привыкнуть. Я бы привык, если бы потренировался ещё минут пять... А это что там?
- Где?
Шерлок неопределённо машет рукой вперёд - туда, где параллельные ряды елей теряются в густой снежной пелене и бледные фонари кажутся маяками в штормовом море. Майкрофт честно вглядывается, но снег летит ему в глаза.
- Не знаю, Шерлок. Что там может быть? Ещё одна аллея. Какая-нибудь статуя. Старый дуб... Чёрт, да из-за проклятого снега не видно ни зги!
- Нет, ну посмотри, там же что-то есть!
Их обгоняет семейство с тремя детьми и смешно подпрыгивающим скотчтерьером, потом - две девушки, громко обсуждающие погоду. Чуть погодя из боковой аллеи выныривает маленькая сгорбленная старушонка под огромным зонтом, мимоходом бросает на братьев насторожённый взгляд и снова исчезает во мгле. Шерлок не обращает на эти явления ни малейшего внимания, так что становится ясно - он имел в виду вовсе не прохожих. Он вытягивает шею, приподнимается на цыпочки, то ускоряет, то замедляет шаг и всем своим видом демонстрирует крайнюю степень исследовательского любопытства.
Некоторое время Майкрофт скептически наблюдает за этими эволюциями и наконец вздыхает:
- Ладно, иди посмотри. Только быстро - одна нога здесь, другая там. Не хватало ещё тратить время на розыски...
Младший брат, не дослушав, стартует со скоростью гоночного болида - только его и видели.

Оставшись в одиночестве, Майкрофт быстро оглядывается по сторонам - ни души, - с облегчением сбрасывает с плеча тяжёлые коньки и хлопает по карманам в поисках сигарет и зажигалки. Наконец-то можно покурить...
Огонёк дрожит и гаснет под рваными снежными хлопьями, и его надо старательно прикрывать ладонями. Курить под таким снегопадом - это целое хитроумное искусство, которое на добрых пять минут поглощает всё внимание Холмса-старшего. Он даже не замечает, как что-то изменяется в окружающем мире, и, лишь с победным видом втоптав окурок в снег, понимает, что Шерлока нет подозрительно долго.
Потом вспоминает, что после старухи с зонтом им не встретился больше ни один человек, - а место должно быть людное, ворота парка совсем близко, и на катке было полно детей, которым пора бы уже расходиться по домам, - и начинает беспокоиться.
- Шерлок?
Ощущение такое, будто он говорит, засунув голову в набитый шубами шкаф, - звук тонет в сугробах, запутывается в еловых лапах и исчезает, едва родившись. Не слышно ничего, кроме шороха падающего снега. Так не должно быть, и это его слегка пугает.
- Шерлок!!
Эффект тот же.
- Чёртов маленький засранец, - ворчит Майкрофт, тревожно оглядываясь. Он почти уверен, что брат просто увлёкся рекогносцировкой местности или очередной проверкой вестибулярного аппарата на прочность, или нашёл на дорожке дохлую ворону и разглядывает её, напрочь позабыв о том, что где-то позади его ждут и ищут. Почти уверен - но в этом "почти" заключается вся мерзость мира.
Неразборчиво чертыхаясь и обещая маленькому засранцу все пытки инквизиции, как только он найдётся, Майкрофт снова перебрасывает коньки через плечо и идёт вперёд, крутя головой во все стороны. Снег засыпает следы Шерлока с устрашающей скоростью.
Майкрофт переходит на быстрый шаг.
Потом бежит, не слыша даже собственного дыхания. Коньки больно колотят по спине, и он не бросает их только потому, что опасается взбучки от родителей.
Впрочем, если он потеряет брата, о коньках они уже вряд ли вспомнят.

Шерлок находится неожиданно быстро - он просто свернул в одну из боковых аллей и стоит неподвижно, такой маленький и слившийся с припорошившим его снегом, что Майкрофт только чудом замечает его и резко останавливается в нескольких ярдах позади.
- Шерлок, чтоб тебя!..
Только сейчас он обнаруживает, что младший в аллее не один.
Среди деревьев темнеет неестественно высокий, неестественно худой человеческий силуэт, похожий на тонкий древесный ствол, по какому-то недоразумению облачённый в траурно-чёрный костюм и увенчанный безликой, но явно человеческой головой. Когда силуэт отделяется от мешанины теней и делает шаг вперёд, становится окончательно ясно, что это живое существо. На пустом белом лице нет глаз, но оно смотрит на братьев.
"Превосходная маскировка, - потрясённо думает Майкрофт. - И галстук... И... стоп, почему у него нет лица?"
Интуиция вопит, что к человеческому роду это существо не имеет ни малейшего отношения. Несмотря на костюм и галстук.
Паника электризует кончики пальцев, перехватывает горло и делает колени ватными.
В ушах звенит белый шум, и все инстинкты настойчиво подсказывают - бежать, удирать, уносить ноги, не оглядываясь, и как можно скорее!
Но Шерлок всё ещё стоит слишком близко к существу. Смотрит на него, как заворожённый.
- Господи, Шерлок... - произносит Майкрофт свистящим шёпотом.
Мальчик оборачивается - медленно, словно двигаясь под водой, - и беспомощно глядит на него. В его глазах нет страха, только слабое, полусонное удивление.
Когда Майкрофт переводит взгляд на существо, оно уже гораздо ближе и протягивает к Шерлоку тонкую руку. Рука удлиняется с отчётливым потрескиванием.
"С людьми так не бывает", - отстранённо отмечает Майкрофт и бросается к брату. Выдёргивает его из-под костлявой ладони, готовой коснуться шерлоковой кудрявой головы, и оттаскивает прочь.
- Ч... что? - рассеянно спрашивает Шерлок и хлопает глазами. Съёживается под взглядом Майкрофта - не может понять, зол тот или напуган. Он словно только что проснулся и не понимает, что происходит, пока Майкрофт не встряхивает его за шиворот с криком:
- Беги!!!
И Шерлок впервые в жизни беспрекословно подчиняется.

Он летит домой, с трудом различая перед собой дорогу и не чуя ног. Безошибочно находит выход из парка, чудом не попадает под машины и шестым чувством угадывает, где надо повернуть. На него оглядываются прохожие, но, к счастью, никому не приходит в голову остановить его.
При виде небольшого белого особняка, который все свои одиннадцать лет он называл родным домом, он припускает ещё быстрее и врывается в холл, задыхаясь и крича во всю силу лёгких:
- Там, в парке! Там такое!..
Дом наполняется топотом ног - на Рождество Холмсов почтило своим визитом семейство папиного брата из Кента, - и Шерлока окружают сразу четверо встревоженных взрослых и две пятнадцатилетние кузины, Вирджиния и Виктория. Его тормошат, дёргают, обнимают и расспрашивают наперебой.
- Что случилось? На вас кто-то напал?
- Уилл, звони в полицию! Шерлок, малыш, успокойся и расскажи...
- Погоди, Мэг, давай по порядку...
- Шерли, а где Майкрофт?
Шерлок оглядывается и с изумлением обнаруживает, что брата рядом нет. Всю дорогу он был уверен, что тот бежит следом, как всегда, чуть-чуть отставая, - он же такой медлительный...
И тут на него накатывает понимание.
- Отсроченная реакция, - сочувствующе говорит отец, наблюдая, как Шерлок рыдает в объятиях матери. - Ладно, сейчас от него всё равно ничего путного не добьёшься. Надо звонить в Ярд.
- Эта тварь схватила Майка! - сквозь слёзы выдавливает Шерлок. - Тонкий человек!
- Ну, это уже что-то. Ты можешь описать нападавшего подробнее?
- Артур, ты ещё заставь его фоторобот составить! - вспыхивает мать. - У мальчика истерика, ты не видишь?
- Вижу, но я хотел бы найти и второго нашего мальчика!
От мысли, что между родителями вот-вот разгорится очередной скандал, Шерлок начинает плакать ещё громче. Кентские Холмсы переминаются рядом с ноги на ногу, не зная, чем помочь, и вполголоса обсуждают происшествие, а дядя Уилл пытается дозвониться до Скотланд Ярда, но в рождественские праздники это не так-то просто.
За суетой никто не замечает, как хлопает входная дверь.
Майкрофт вешает коньки на крючок и, стряхивая снег с пальто, невозмутимо интересуется:
- Что за переполох?

- То есть он сделал вид, что ничего не случилось? - уточнила Беата.
- Вот именно! Он сказал, что задержался на углу у газетного киоска, почитал заголовки, но ничего не купил, а я тем временем якобы удрал. А в парке, по его словам, мы вообще не разлучались ни на минуту, и он не знает, зачем я выдумал какого-то Тонкого человека. Естественно, поверили ему, а не мне. А я не мог поверить, как он может так беззастенчиво врать!
- А ты спрашивал брата, почему он так поступил?
- Разумеется, спрашивал. Он в ответ спросил, зачем я морочу голову взрослым. Мы чуть не подрались.
- Вы часто дерётесь?
- Не очень-то подерёшься с парнем, который на семь лет старше, на два фута выше и на сорок фунтов тяжелее. Исход битвы всегда предопределён.
- Но ты уверен, что он тоже видел то... существо?
- Конечно, видел! Вы что, тоже думаете, что у меня фантазия разыгралась?
- Нет, нет, Шерлок. Я тебе верю... Так что же произошло потом? Ты решил отомстить?
- Ничего подобного. Зачем мне кому-то мстить? Я начал следить за ним, проанализировал свои наблюдения и понял, почему он так себя ведёт. Майкрофту ведь не было никакого смысла врать родителям и выставлять меня идиотом. И когда я отбросил все ошибочные предположения, мне пришлось принять оставшуюся гипотезу как единственно верную, хотя вам, как и моим родителям, она покажется абсолютно невероятной.
Беата приподняла бровь.
- И что же это за гипотеза?
- На самом деле тот, кто вернулся домой, был... не совсем Майкрофт. Понимаете? Это единственное возможное объяснение.

*****

Допросив обоих сыновей, Артур и Маргарет Холмс долго спорят, наказывать ли младшего за враньё или пожалеть за то, что сам в своё враньё поверил. Старший сын, который обычно в таких случаях вступается за младшего, на этот раз предпочитает вообще не участвовать в дискуссии, уходит в библиотеку и задумчиво рассматривает там портреты предков. Шерлок, забившийся в угол в той же библиотеке, всхлипывает и ругает его на все корки, но Майкрофт совершенно равнодушен к оскорблениям.
Шерлок считает это подозрительным. Раньше брат либо огрызался и язвил в ответ, либо обижался, вздыхал и со страдальческим видом удалялся с поля боя.
В конце концов родители приговаривают обоих к лишению сладкого за ужином и на этом считают инцидент исчерпанным. Виктория и Вирджиния перешёптываются за спинами взрослых и обзывают Шерлока шизиком, когда уверены, что родители не слышат. За это он громко объявляет их слабоумными и немедленно отправляется спать, наказанный теперь уже окончательно и бесповоротно.
- Жизнь тебя не учит, - сокрушённо напутствует Майкрофт, вызывая новый всплеск ненависти.

Снег идёт и ночью, не прекращаясь ни на минуту. Из-за этого в доме светло, как в пасмурный день.
Братья ночуют в комнате Шерлока, куда втиснута принесённая с чердака вторая кровать, - гостевая спальня занята родственниками из Кента, а комнату Майкрофта пришлось уступить кузинам как более приспособленную к проживанию. Если бы девчонкам досталась спальня Шерлока, им пришлось бы иметь дело с коллекцией крысиных скелетов, самодельным порохом, пауком в банке и прочими совершенно необходимыми для жизни предметами, рассованными по углам.
После вечерних потрясений Шерлок мечется во сне и просыпается посреди ночи от какого-то мутного кошмара.
Он садится, трёт глаза, тоскливо вздыхает и кутается в одеяло. Прислушивается к тиканью старинных часов и морщится от белого шума в ушах. Думает, что это, скорее всего, последствия стресса. Нерешительно смотрит на кровать брата - тот, конечно, лгун и предатель, но всё-таки родная душа, можно разбудить и пожаловаться, - и чувствует, как волоски на теле поднимаются дыбом, а вдоль позвоночника прокатывается ледяная волна.
Майкрофт не спит. Он сидит на краешке кровати, выпрямив спину и аккуратно сложив руки на коленях, как примерный ученик, и безо всякого выражения смотрит на брата в упор. Целую минуту Шерлок пребывает в твёрдой уверенности, что у него нет лица, но когда первоначальное оцепенение проходит, понимает, что всё несколько иначе - лицо есть, а Майкрофта нет.
Шум в ушах становится громче.
Подавив первый порыв заорать и броситься к родителям в спальню, Шерлок собирается с духом и сползает с постели, волоча за собой одеяло. Обходит брата по широкой дуге, прижимаясь спиной к стенке, и выясняет, что Майкрофт - или то, что теперь вместо него, - следит за ним, куда бы он ни переместился. Как видеокамера с датчиком движения.
Шерлок находит это жутковатым и готов сорваться в истерику, если эта тварь с лицом и телом его брата сдвинется хоть на полдюйма.
Но Шерлок Холмс не был бы Шерлоком Холмсом, если бы даже в таких обстоятельствах не ударился в эксперименты.
Оказывается, если уйти из поля зрения Майкрофта, ощущение чужого взгляда не теряется - на Шерлока смотрят, даже не видя его.
Оказывается, что белый шум при этом усиливается и грозит взорвать голову. Так что лучше не рисковать.
Оказывается, что при приближении к Майкрофту он начинает "рябить", как изображение на старой видеоплёнке, а при прикосновении рассыпается в чёрный порошок, обдав напоследок физически ощутимой волной холодной ненависти.
Проведя этот последний эксперимент, Шерлок ошеломлённо смотрит на горстку пепла на кровати брата, на свои испачканные чёрным пальцы - и просыпается снова.

Он стоит над мирно спящим Майкрофтом, поджимая пальцы ног, мёрзнущие на холодном полу. Старший брат тихо похрапывает и морщит нос во сне. Вероятно, ему снятся однокурсники, которых он в глубине души презирает.
Убедившись, к стыду своему, что всё в порядке и нечего бояться, Шерлок разворачивается и краем глаза улавливает на фоне окна уродливо вытянутый силуэт Тонкого человека - тот смотрит на него, уперевшись в стекло растопыренными пальцами. Безглазое лицо излучает вожделение - словно голодный бродяга всматривается в витрину кондитерской лавки.
И оконное стекло под пальцами начинает разбегаться паутиной тонких трещин.
Захлебнувшись беззвучным воплем, Шерлок просыпается в третий раз.

- Паршиво выглядишь, шизик, - говорит Виктория за семейным завтраком.
- Наверное, всю ночь придумывал новые страшилки, - понимающе кивает Вирджиния и поворачивается к Майкрофту, который с сомнением ковыряет вилкой омлет: - И как ты с ним живёшь?
- Я и не живу...
Он, конечно, имеет в виду, что приезжает домой только на каникулы, но Шерлоку слышится какой-то скрытый смысл. Ему теперь кажется странным всё: и тяжёлый, оценивающий взгляд, которым изредка награждает его брат, и то, как угловато и неуверенно тот двигается, и странная новая манера ходить, не срезая углов, строго посередине коридора или дорожки, и отсутствие привычного сарказма по любому поводу, и то, что иногда Майкрофт отражается в зеркале без лица, но, заметив, что за ним наблюдают, быстро возвращает своему отражению прежний облик.
Остальные, впрочем, не замечают ничего необычного.
Вечером, когда оба семейства Холмсов собираются нанести визит старым знакомым, Шерлок наотрез отказывается покидать дом. Родители сердятся, кузины украдкой крутят пальцами у висков, а Майкрофт вызывается присмотреть за братом, одним махом решая проблему.
- Я хотел остаться один! - возмущается Шерлок.
- Даже не надейся, - улыбается мама. - За тобой же глаз да глаз нужен...
Когда закрывается дверь, оказывается, что выражение "глаз да глаз" Майкрофт понимает буквально. Спрятаться от него не удаётся ни среди хитросплетений труб в подвале, ни в пыльном хламовнике на чердаке. У Шерлока много тайников по всему дому, но страший брат всегда знает, где искать.
- Какого чёрта? - интересуется Шерлок, когда, выглянув из-за одного из стеллажей в библиотеке, натыкается на безразлично-рептильный взгляд. - Мне бы сейчас наслаждаться тишиной, но, знаешь, у меня мороз по коже от одного твоего вида. Скажи что-нибудь.
Майкрофт молчит.
- Перестань, - говорит Шерлок с угрозой. - Ты вообще живой?
Тишина.
- Я тебя ненавижу...
За четыре часа, пока братья дома одни, Майкрофт не произносит ни звука. Шерлоку порой кажется, что он даже не дышит. Но стоит вернуться родителям - и Майкрофт оживает на глазах.
- Нет, мам, всё в порядке, Шерлок ничего не натворил. В кабинет я его не пускал, а в подвале уже нет ничего интересного. С тех пор, как вывели крыс... Что мы делали? Да в основном телевизор смотрели... Ужин? Пожалуй. Я что-то проголодался. Нет, он совершенно точно не успел добавить снотворного в суп. Да и где бы он взял снотворное, если я конфисковал все его фармацевтические запасы? Конечно, мам, под кровать я заглянул в первую очередь...

Ночью Шерлок долго борется со сном, прислушиваясь к мерному сопению на соседней кровати, и думает, не сошёл ли он с ума, а если всё-таки не сошёл, то что, чёрт возьми, происходит с его братом? Сопение убаюкивает, и он даже не замечает, как погружается в хрупкую дремоту, а когда просыпается среди ночи, Майкрофта в постели уже нет.
По мнению Шерлока, это плохой признак.
Он вылезает из-под одеяла и, стараясь не ступать на знакомые скрипучие половицы, крадётся к двери. Выглядывает в коридор и находит его очень странным: стены потеряли прямоту углов и плавно изгибаются там, где никаких изгибов никогда не было и быть не должно. Потолок теряется во тьме подобно сводам пещеры. Дверей, ведущих в другие спальни, больше нет и в помине, и Шерлок не представляет, как теперь добраться до родителей. А ему очень хочется к родителям - ему всего одиннадцать лет и он напуган.
Поначалу белый шум кажется оглушающим, но через минуту Шерлок к нему привыкает, и сквозь звон и свист в ушах прорывается глухое утробное бормотание, похожее на попытки глухонемого заговорить:
- Ррршлххх... Хмм...
Шерлок застывает на месте. Но любопытство сильнее страха. И он тихо крадётся вдоль одной из извилистых стен, касаясь её рукой и чувствуя под пальцами шершавость древесной коры, которой здесь не должно быть.
Оказывается, в доме сохранилась лестница, и Майкрофт стоит на самом её верху, спиной к Шерлоку, а внизу стоит Тонкий человек, такой громадный, что, хотя его ноги в блестящих лакированных ботинках находятся на нижней ступеньке, безлицая голова белеет под потолком второго этажа, а многочисленные паучьи лапы цепляются за перила и стены. Он занимает собой всё пространство холла, как живая паутина, и Майкрофт перед ним выглядит как чересчур решительная муха, рискнувшая сунуться пауку в лапы и в любой момент готовая за это поплатиться.
- Вррммм, - укоризненно говорит Тонкий человек, словно уверен, что его непременно поймут.
- Ннт, уммнрр, - отзывается Майкрофт. И Шерлок на секунду восхищается его умением находить общий язык с другими людьми - даже если это не совсем Майкрофт и не совсем люди.
Эти двое заключают сделку, понимает Шерлок, не стоит им мешать. И тихо отползает назад, в свою комнату.
Кажется, его так и не заметили.
Майкрофт возвращается минут через пять, ложится в постель и засыпает почти мгновенно, а Шерлок, притворяясь спящим, ещё долго смотрит на него и думает о том, как легко было бы задушить его, просто покрепче придавив подушкой. Но такой способ кажется ему не слишком надёжным.


- Я стал мнительным, - сказал Шерлок, зевнув - кресло всё-таки смогло стать для него уютным и в качестве побочного эффекта нагоняло сонливость. - Вот от чего меня следовало лечить, когда было ещё не слишком поздно. Впрочем, взрослые, мягко говоря, не особо наблюдательны. Они даже не заметили, что Майкрофт изменился. Что с них взять...
Беата смущённо кашлянула и спросила:
- А, собственно, зачем тебе понадобилось его убивать?
- Как зачем? Люди всегда поступают так с теми, кто перестал быть похож на себя. С теми, кто пугает неизвестностью. А ещё эти пауки о чём-то договорились, и я почти уверен, что я и есть предмет сделки... Две недели я не знал покоя ни днём, ни ночью. Хотел стащить на кухне нож и положить его под матрас на всякий случай, но эти тупицы, Вирджиния и Виктория, завели привычку допоздна сидеть на кухне и трепаться о мальчиках. Так что раздобыть отцовский револьвер оказалось куда проще...

*****
О наличии в доме оружия известно всем. Артур Холмс раз в неделю ритуально вынимает из сейфа в кабинете старинную деревянную коробку, изукрашенную вензелями, из коробки извлекает величественного вида револьвер, разбирает его, чистит и смазывает. Потом собирает, бережно укладывает обратно в коробку и запирает в сейф. Никто никогда не стреляет из этой древней штуковины, она представляет собой нечто вроде фамильной драгоценности.
Код замка известен только Артуру Холмсу, но для Шерлока это не составляет большой проблемы. Семь минут, пять попыток, год рождения Майкрофта, набранный в обратном порядке, плюс комбинация из инициалов Шерлока - и тяжёлая коробка с револьвером оказывается у него в руках. Никто не учил его обращаться с оружием, но он уверен, что справится.

Этой ночью - никаких изгибов пространства, глухонемого мычания в холле и непонятных метаморфоз бледной майкрофтовой физиономии. Просто посреди ночи Шерлок просыпается от белого шума, быстро суёт руку под подушку и, нащупав тёплую сталь, вскакивает с постели.
Тонкий человек исчертил всё окно паутиной своей тени. Майкрофт стоит напротив него - чёткий силуэт попавшей в паутину мухи, - и, похоже, эти двое мило беседуют, не обращая на Шерлока ни малейшего внимания. В их языке сплошные согласные и ни одного понятного слова.
- А папа в курсе, что ты пошарил в его сейфе? - как бы невзначай спрашивает Майкрофт, не оборачиваясь.
На миг Шерлока настигает ощущение огромной ошибки - весь этот сюр ему приснился, и Майкрофт на самом деле всё тот же странный зануда с тем же скучающе-высокомерным голосом, - но Тонкий человек, уставившись сквозь стекло на братьев, издаёт тоскливый вздох, и окно начинает трескаться под паучьими пальцами. В трещинах клубится чёрное.
Револьвер кажется игрушечным, и Шерлок чувствует себя глупо, держа его в вытянутой руке. Он даже не уверен, правильно ли зарядил эту штуку.
- Шерлок! - шипит старший брат, всё ещё стоя лицом к окну. - Иди и положи револьвер на место. Ты всё испортишь!
- Может, объяснишь?
- Не сейчас.
Руки у Шерлока не дрожат. И когда Майкрофт наконец оборачивается, он всё так же твёрдо и решительно нажимает на курок.

*****

- Ты ведь не хотел в него попасть, правда? - осторожно спросила Беата.
Шерлок не без удовольствия прицелился пальцем в тёмное окно и элегантно изобразил выстрел.
- Надо было потренироваться. По банкам пострелять, что ли... Зато теперь я здесь. Сижу в уродливом кресле и рассказываю страшные сказки.
- Сказки?
- Для вас - да. Вы же сейчас скажете, что монстров не существует, наврёте, что со мной всё в порядке, - вам не привыкать к вранью, это ясно по вашему обручальному кольцу. Брак по расчёту не так уж и плох, если обе стороны предупреждены, но это явно не ваш случай... Наврёте мне, а за дверью убедите мамулю, что я нуждаюсь в срочной госпитализации. И не успею я глазом моргнуть, как окажусь в маленькой аккуратной комнатке с решётками на окнах. Я прав?
Беата моргнула и закашлялась. Маленький паршивец спокойно смотрел на неё, сложив кончики пальцев домиком, и никак не желал становиться простым и понятным пациентом.

Когда они вышли из кабинета, миссис Холмс была уже не одна. В соседнем кресле скучал джентльмен цветущих восемнадцати лет и крайне утомлённой наружности. Фамильное сходство между ним и миссис Холмс бросалось в глаза, так что Беата без лишних слов поняла, что это и есть старший брат - и по совместительству домашний кошмар - её пациента. Ей он показался абсолютно заурядным — типичный выпускник частной школы, бледное дитя Альбиона, ничего примечательного. Но Шерлок при виде брата вздрогнул и сделал крошечный, на полдюйма, шажок назад с таким видом, словно наткнулся на гремучую змею.
Мать и сын одновременно встали навстречу Беате и Шерлоку, и миссис Холмс спросила, почему-то трагическим шепотом:
- Ну что?...
- Вы не зайдёте ко мне в кабинет? Надо поговорить, - сказала Беата. Миссис Холмс сразу увяла и поникла.
- Разумеется... Мальчики, подождите в машине, хорошо?
Старший послушно протянул брату руку. Шерлок отступил ещё на шаг.
- Шерлок! - в голосе миссис Холмс зазвенели страдальческие нотки. - Давай обойдёмся без этих твоих выкрутасов!
Мальчик вздохнул, с тоской посмотрел на мать, с отчаянием - на Беату и с ненавистью - на брата, ссутулился и, сунув руки в карманы, побрёл прочь. Старший брат невозмутимо пожал плечами и двинулся вслед за ним, отставая ровно на полтора шага.
Беата подумала, что для человека, в которого позавчера стреляли (хоть и не попали), старший Холмс поразительно терпелив и спокоен.

"Терпение и спокойствие" - вот что было бы начертано на фамильном гербе Майкрофта Холмса, если бы у него имелся герб.
"Терпение и спокойствие", - философски повторял Майкрофт каждый раз, когда младший братец принимался творить странности - а Шерлок творил их с удручающей частотой.
"Терпение и спокойствие", - твердил Майкрофт позапрошлой ночью, когда в руках у мелкого неожиданно оказался старинный отцовский револьвер, из которого ни разу в жизни никто не стрелял, но который, тем не менее, исправно громыхнул, стоило только Шерлоку нажать на курок, и когда с ошеломлённым звоном обрушилось оконное стекло, а прильнувшая к окну паучья тень, зашипев то ли от испуга, то ли от удивления, метнулась в сторону и скрылась. Он твердил эту мантру, сидя на усыпанном осколками полу и всё ещё прикрывая голову руками, пока в комнату неспешно полз январский морозец, за дверью слышались встревоженные голоса взрослых, а мелкий, уронив револьвер на кровать, осипшим голосом шептал:
- М... Майки, я тебя не убил?...
"Терпение и спокойствие", - повторил он в последний раз, когда вечером после визита к доктору Вернер, уже засыпая в своей комнате, услышал отголоски родительского скандала. Скандал происходил у отца в кабинете, на первом этаже, и Майкрофт понадеялся, что младший брат из своей спальни не услышал того же, что и он, и не сделал далеко идущих выводов из слова "психушка".
Однако утром, когда спальня Шерлока оказалась пустой, а цепочка следов протянулась по свежему снегу от крыльца до ворот и потерялась среди лондонской грязи и сумятицы, о спокойствии пришлось забыть на семь бесконечных лет.


За семь лет в бегах Шерлок научился виртуозно вскрывать любые замки, поэтому банальная защёлка на окне библиотеки в родном доме не доставляет ему особых проблем. К тому же он следил за домом всю последнюю неделю и знает, что здесь уже пару лет никто не живёт. Особняк пуст и тёмен, и даже, кажется, выставлен на продажу - в этом вопросе информация от знакомых бродяг не отличается стопроцентной достоверностью.
Проводки сигнализации он перерезал ещё утром, решёток на окнах нет, а густой снегопад надёжно укрывает его от посторонних глаз. Его присутствие могли бы выдать только следы на снегу, но посреди рождественской ночи никому нет дела до следов около чужого дома, а пять минут спустя и они исчезают.
Проскользнув в приоткрытое окно, Шерлок вглядывается в темноту, угадывая очертания знакомых предметов, и странно улыбается. Сантименты. В одиннадцать лет он ещё мог позволить себе такую роскошь, но теперь, в восемнадцать, он умён, циничен, вечно голоден и вечно настороже, как бездомный пёс, которому жизнь успела сполна отвесить тумаков. Пожалуй, думает он, это последний раз, когда он позволяет себе настолько поддаться ностальгии, чтобы решиться навестить родные стены.
Первым делом он обходит библиотеку по периметру, аккуратно огибая накрытые чехлами кресла и небольшой круглый столик с лампой под зелёным абажуром, проводит пальцем по корешкам книг, стирая толстый слой пыли, выглядывает в коридор, чтобы в очередной раз убедиться, что в доме пусто и тихо, бесполезно щёлкает выключателем лампы и пишет пальцем на пыльной столешнице: "Дом, милый дом!" Презрительно фыркнув, смахивает надпись, подняв облако пыли, оглушительно чихает и возмущается:
- Что, никто не удосужился прибраться к моему приходу?
- Извини, встречу с цветами и оркестром пришлось отменить. Хотя лично я тебя ждал, - спокойно произносит низкий, смутно знакомый голос. Шерлок от неожиданности шарахается в угол, как ошпаренный кот, лихорадочно соображая, как это он умудрился не заметить чьего-то присутствия в необитаемом доме и что теперь с этим кем-то делать.
Стоящий в дверях библиотеки старик похож на вырезанный из чёрной бумаги силуэт. Просто ещё одна тень среди переплетения других теней, и Шерлок готов поклясться, что минуту назад его здесь не было.
- Я не грабитель, - предупреждает Шерлок на всякий случай.
- Я знаю. Эта отговорка когда-нибудь срабатывала? Ты вообще часто в чужие дома забираешься?
Не дождавшись ответа, старик пожимает плечами, подходит к ближайшему креслу и, стащив чехол, устраивается поуютней. Вытягивает длинные ноги, отчётливо хрустнув коленями, и жестом приглашает Шерлока в соседнее кресло.
- Выглядишь как последний оборванец, влезаешь в дом через окно вместо того, чтобы постучаться в дверь, как делают все приличные люди. Я так и знал, что всё твоё воспитание, с которым мамуля так носилась, - не в коня корм... И если бы ты хотел удрать, тебя бы здесь уже не было, так что садись, поболтаем. Похоже, тебя разбирает любопытство, да и у меня есть вопросы.
Озадаченный, Шерлок осторожно пододвигается к окну, готовый смыться в любой момент, но старик прав - любопытство разбирает, и, поколебавшись, он всё-таки садится, беззастенчиво разглядывая незнакомца: тому лет восемьдесят, у него бледные глаза, костлявые птичьи пальцы, сутулые плечи - но в чертах лица мерещится что-то неуловимо знакомое.
- Не понимаю, - сдаётся Шерлок. - Мы когда-то встречались?
- Безусловно. Много раз, - улыбается старик. И многозначительно добавляет: - Дорогой братец.
И на Шерлока нисходит озарение. Словно стекляшки в калейдоскопе выстраиваются в чёткий узор.
- Но... Майкрофт?
- Долго же до тебя доходит...
- Чушь! Моему брату в феврале должно исполниться двадцать пять, а вы...
- Не утруждай себя логическими выкладками, Шерлок. Как ни прискорбно, логики в этом ни на грош. То есть примерно столько же, сколько в твоём дурацком побеге. Скажи на милость - на кой чёрт ты ушёл из дома на целых семь лет? Тебя никто не планировал упечь в дурдом пожизненно, просто хотели обследовать! Но ты, как водится, истолковал всё по-своему, по-своему решил и по-своему же осуществил. Надо сказать, прятаться ты умеешь - за все эти годы не оставил ни единого следа, ни одной зацепки в поисках. Я впечатлён.
- Не переводи разговор, Майкрофт, - фыркает Шерлок. - Если только это действительно ты, в чём я, кстати, всё больше убеждаюсь - никто, кроме тебя, не способен быть таким невероятным занудой... Я хочу знать, что с тобой случилось.
В полумраке, разбавленном только мутноватым светом уличных фонарей, старший брат кажется бесконечно усталым, почти мёртвым, и Шерлок вспоминает, как когда-то боялся его, неподвижно сидящего ночью на кровати. Теперь этот страх кажется нелепым.
- Тонкий человек, Шерлок. Помнишь? То существо, которое чуть не поймало тебя в парке. Трём другим детям в ту зиму повезло меньше - их так и не нашли. Даже то, что ты успел убежать, тебя бы не спасло.
- Он явился к нам домой, я помню. А ещё помню, как вы мило беседовали на лестнице, - ядовито замечает Шерлок. - Мне любопытно - о чём?
- Ты же знаешь, я могу договориться с кем угодно. И я уговорил его прийти за тобой через год.
- Очень мило с твоей стороны. А ты не мог убедить его вообще оставить меня в покое?
- И это вся твоя благодарность? За то, что я хотел, чтобы ты прожил лишний год? Вполне в твоём духе... Увы, я сделал всё, что мог. Но у любого договора есть свои условия, и мне пришлось оставить в залог кое-что важное.
- И что же?
- Сердце.
Шерлок недоверчиво хмыкает, но брат абсолютно серьёзен, да и вообще - не в его характере так глупо шутить, и, Шерлок, неуверенно протянув руку, кладёт пальцы на его запястье. И верно, пульса нет.
- Невероятно... Как же ты...
- Как я живу? Понятия не имею. Наверное, где-то в кладовке у Тонкого человека оно всё ещё бьётся. Впрочем, я не настолько сведущ во всей этой мистике... Факт в том, что ты крайне несвоевременно решил пуститься в бега. Без сердца, знаешь ли, год идёт за десять, и если бы ты не явился в это Рождество, до следующего я бы вряд ли дотянул.
- Мне жаль.
- Не думаю. Я тебя слишком хорошо знаю. В первую очередь ты всегда заботишься только о себе. Семь лет я задавался вопросом - что такого ты вбил себе в голову, что заставило тебя сначала стрелять в собственного брата, а потом уйти из дома? Ты что же, действительно вообразил, что я могу тебе чем-то навредить?
- Ты себя очень странно вёл, и я испугался.
- Меня же сердца лишили! Полагаю, это достаточное основание для странностей?
Несколько долгих минут братья молча смотрят друг на друга, изучая. Шерлоку всё больше кажется, что он застрял то ли в чужом безумном сновидении, то ли в собственных крэковых галлюцинациях, и больше всего на свете ему хочется проснуться в десяти милях отсюда, в Бромли, где у него крошечная грязная каморка в полуподвале и приятель Виктор, который зарабатывает на жизнь скупкой краденого, но в остальном - кристальнейшей души человек... Но чем больше он убеждается в реальности происходящего, тем больше жалеет о том, что поддался глупой сентиментальности и явился сюда. Если удастся пережить эту ночь, ноги его больше не будет в родных пенатах!
О чём думает Майкрофт, узнать не представляется возможным.
- Что дальше? - хрипло спрашивает Шерлок. - Он ведь придёт сегодня, верно? И ты наконец-то сможешь обменять меня на свой залог. Мне имеет смысл попытаться удрать?
- Я тебя не держу, - невозмутимо отвечает Майкрофт. - Но и удирать не советую - поздно.
- Почему?
- Посмотри в окно. Видишь вон ту тень от дерева?
- И что?
- Раньше её не было...

Белый шум обрушивается так внезапно, что поначалу Шерлок даже не понимает, что происходит - только морщится от головной боли и зажимает уши ладонями. Та самая тень разрастается, опутывает всё окно, превращает снежный полумрак в плотную, удушливую темноту. На стекло снаружи ложатся бледные пальцы.
- Оно меня видит? - кричит Шерлок, не слыша сам себя из-за оглушительного звона в ушах. - Майк, оно меня видит?!
Майкрофт медленно встаёт навстречу тени и больше не обращает на брата никакого внимания - его мутные старческие глаза затянуты отражением чёрной паутины, пусты и неподвижны. Через секунду окно рассыпается каскадом осколков, впуская ледяной ветер и шёпот, от которого сводит зубы:
- Сссдесссь?
Шерлоку снова одиннадцать лет, и у него снова подгибаются колени от беспомощного ужаса, и он снова вжимается в стену, наблюдая, как на фоне разбитого окна силуэт его брата превращается в подобие мухи, угодившей в гигантскую паутину. Только на этот раз Майкрофт ещё и смеётся:
- Оно научилось говорить! Кто бы мог подумать?! - но Шерлок полагает, что это нервное.
Тени вползают в комнату, обшаривая углы, и Шерлок отступает до тех пор, пока есть куда отступать. Он не знает, что случится, когда тварь доберётся до него, но надеется, что убьют его хотя бы быстро.
- Одну минуту, - сухо произносит Майкрофт. - У нас договор.
Не будь Шерлок так напуган, он бы рассмеялся: за окном глубокая ночь, комната оплетена ожившим сумраком, жить осталось считанные секунды - а этот чудик разговаривает с монстром тоном библиотекаря, напоминающего клиенту о не сданных вовремя книгах. Нет, у него всё-таки уникальный брат...
Тварь издаёт неразборчивое раздражённое ворчание, на которое Майкрофт отзывается примирительным:
- Ничего личного, сэр. Мы же с вами честные... эм... люди. Сначала верните залог.
Шерлок стоит слишком далеко от него, и в библиотеке слишком темно, чтобы разглядеть детали операции, но жуткий хруст рёбер он слышит с такой отчётливостью, словно это его собственные рёбра, и с той же ужасающей отчётливостью представляет, как в следущую секунду брат упадёт мёртвым, но вместо этого слышит его повеселевший голос:
- Совсем другое дело... Включайте!
Под потолком вспыхивает массивная бронзовая люстра, заливая библиотеку резким светом, и на долгих несколько минут Шерлок оказывается ослепшим и парализованным головной болью, а когда глаза привыкают к свету, всё уже кончено. У его ног с шипением тают чёрные призрачные щупальца, посреди комнаты медленно растворяется в воздухе силуэт Тонкого человека, а Майкрофт, прищурившись и засунув руки в карманы, наблюдает за ним с самодовольной ухмылкой на физиономии. И, если не обращать внимания на свежий шрам на груди, теперь он выглядит на свои двадцать пять.
Только сейчас Шерлок замечает бесчисленные алые огоньки - светодиоды видеокамер, установленных по периметру библиотеки, на потолке, на книжных стеллажах, везде, где только можно их установить. Запись всё ещё идёт.
- Идея была безумная, - говорит Майкрофт. - Но, как ни странно, сработала. Надо же...
- Я оценил, - с трудом произносит Шерлок. - Правда, я пока в шоке... И что, оно больше не вернётся?
Надеюсь, нет. Теперь ты можешь вернуться домой, блудный брат.
Я подумаю над этим.
- Это было не предложение. Мы с мамулей искали тебя столько лет. Не воображай, что сможешь опять просто взять и исчезнуть.
Шерлок улыбается:
- Не воображай, что можешь приказывать мне только потому, что избавил меня от одного-единственного детского кошмара. Я, конечно, весьма признателен, но в последние семь лет предпочитаю решать свои проблемы самостоятельно.
Майкрофт недовольно хмурится, но в конце концов со вздохом сдаётся:
- Ладно, Шерлок. Помоги хотя бы вытащить плёнку из камер. Её нужно сжечь. На всякий случай...

кликабельно

@темы: фанфик, Рейтинг: g, Жанр: реалистическая проза

Комментарии
2013-12-12 в 02:48 

Poco a poco
Остерегайтесь примешивать к удовольствию усилие.
Дорогая команда, это реально страшный и при этом действительно прекрасный рассказ.
Удивительный образный язык, видеоряд замечательный - от скачущего в снегу скотч-терьера (просто вижу, как снег путается в чёрной волнистой шерсти, как блестят глазки-бусинки) до старика в кресле в покрытой семилетним слоем пыли библиотеке. Браво! :hlop::hlop::hlop::hlop::hlop:

2013-12-12 в 08:53 

Сашка О.
Он смотрел на меня со сдержанным скудоумием (с)
Да, текст весьма приятный:)

2013-12-12 в 09:29 

solnza@net
Ад опустел. Все демоны здесь. (с)
Какие классные коллажи. Очень настроенческие :inlove:

2013-12-12 в 20:41 

Филифьонка в ожидании
бульканье с кацудна
Эмоции

Превосходный текст! Не знаю, автор сам придумал этого Тонкого человека или взял откуда-то, но образ потрясающий: странный и жуткий. Сам сюжет очень интересный, разве что финал немного внезапный, но вообще развитие событий замечательно описано: постепенно погружаешься в какое-то ощущение полусна-полуяви. И одновременно жуткое чувство беспомощности: такое бывает во сне, когда чего-то до ужаса боишься и убежать не можешь, ноги не двигаются - так и тут. Автор - просто мастер саспенса!

Стиль очень хороший, гладкий, нигде ничего не царапает и не разбивает погруженность в настроение душезамирательной жути. Вообще на редкость атмосферный текст. Читала, затаив дыхание.

Коллажи цепляющие, тоже такие неопределенно-жуткие )))

Спасибо, команда! Это было очень впечатляюще. Ых...

2013-12-13 в 17:10 

Колодец историй
Poco a poco, Сашка Огеньская, solnza@net, Филифьонка в ожидании, спасибо!

Филифьонка в ожидании, Тонкого человека автор, к сожалению, не придумал, но как-то раз наткнулся на эту тварюшку в интернетах и впечатлился:)
Автор - просто мастер саспенса! Вот тут автор особенно благодарен :crzjump: Вы просто мастер воодушевляющих отзывов!

2013-12-14 в 17:49 

Ядовито-розовые ручные ромашки
Очень осязаемо! В меру страшно. Классный, вкусный текст. Спасибо.

2013-12-15 в 00:07 

T*Jul
Ох, команда и нагнали вы жути, но мне очень понравилось.

2013-12-15 в 00:51 

Fr!ela
Ни пык ни мык
Сижу одна в тёмной квартире, а тут ЭТО!!!!
Прекрасно! Колодец историй, вы просто мастера в написании прекрасных, пугающих ужасов!!!!

2013-12-15 в 18:58 

Колодец историй
Ядовито-розовые ручные ромашки, T*Jul, Fr!ela, команда очень рада, что вам понравилось, спасибо :gh3:
Колодец историй, вы просто мастера в написании прекрасных, пугающих ужасов!!!! Мы стараемся, спасибо :scull3:

2013-12-16 в 00:57 

What can i do
Думай о галактиках, бэби, они не подведут. (с)
Самое то перед сном читать, ага. Попугали изрядно, но и укрепили мою веру в то, что братья Холмс справятся с даже с нечеловеческими трудностями. В буквально смысле отдать сердце за брата — это вам не просто так.
Спасибо команде за будоражащие воображение историю и коллажи :red: :red: :red:

2013-12-22 в 16:10 

~Натали
Людям с серыми глазами всё можно.
Фух!.. Вот это история, вот это впечатлили... Правда, отлично вышло. Жутко и безысходно до самого конца. Браво!

2013-12-23 в 00:30 

Thousand roads
От команды Thousand roads :flower:

читать дальше

Благодарим команду «Колодец историй» за прекрасные тексты и поздравляем с наступающим Новым годом и Рождеством :sneg1::moroz::sneg1:

2013-12-24 в 21:51 

Колодец историй
Thousand roads, автор "Зоны" тронут, польщен и смущен таким прекрасным, развёрнутым отзывом (можно, я буду называть это рецензией и утащу в свои Чертоги?:shuffle: ). Вы нашли в фике всё, о чём автор хотел поведать,всё, о чём только намекал, и всё, о чём даже не подозревал. Спасибо, это безумно приятно:pink:
Также огромное спасибо от нашего замечательного коллажиста, чьи труды поистине украсили наши тексты, и от нашего чудного аналитика (и по совместительству одного из авторов).

2013-12-24 в 22:44 

Thousand roads
Колодец историй, конечно, уносите! :flower:
о чём даже не подозревал. :lol::lol::lol:

   

Странные истории Шерлока Холмса

главная